Вы зашли на гойский Форум Еверологии

Платформа предназначена для общения представителей гойского и еверского происхождения. Здесь можно обсуждать все вопросы связанные c событиями происходящими на Земле в аспекте еверологии, а также с мировоззрением, мироустройством прошлого настоящего и будущего. Почти всё в ваших руках. Удачи!

АвторСообщение
moderator




Сообщение: 109
Зарегистрирован: 03.10.13
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.05.14 19:15. Заголовок: Крым.- Таврида


КРЫМЧАКИ́, еврейская этнолингвистическая группа (община). До Второй мировой войны крымчаки в основном населяли Крымский полуостров. Самоназвание евреев Крыма дороссийского периода иехуди или срэл балалары (`сыны Израиля`). В петиции царю Александру I (1818) крымчаки именовали себя бени Исраэл (`сыны Израиля`). Лишь в сравнительно позднее время (конец 19 в. – начало 20 в.) они стали пользоваться в качестве самоназвания словом кирымчах от русского «крымчак». Название «крымчаки» («евреи-крымчаки») впервые появляется в официальных русских источниках с 1859 г. По-видимому, этот термин был призван отличать крымских евреев-раббанитов от живших там же караимов, а также от ашкеназов.

В документах крымских ханов до захвата полуострова Россией (1783) члены общины именуются иехудилер, то есть «евреи»; так же обозначаются и караимы. Различие между этими двумя группами не проводится ни в документах европейских колоний в Крыму, ни в книгах европейских путешественников, посещавших Крым в средние века. В разговорном языке крымских татар крымчаки назывались зюлюфлю чуфутлар (`евреи с пейсами`), а караимы — зюлюфсюз чуфутлар (`евреи без пейсов`). О языке крымчаков, близком крымско-татарскому языку, см. Крымчакский язык.

В 14–16 вв. главным центром крымских евреев-раббанитов являлся город Каффа (ныне Феодосия); однако уже в конце 18 в. большинство евреев проживало в Карасу-Базаре (ныне Белогорск), который продолжал оставаться основным центром крымчаков вплоть до середины 1920-х гг., когда большая их часть переселилась в Симферополь.

Согласно переписи, проведенной турками во времена султана Сулеймана I (1520–66), в Каффе жили 92 еврейские семьи и один еврей-бобыль, то есть, согласно принятым демографическим критериям, — около 460 человек. Общее число крымчаков достигало тогда 500–700 человек. Согласно русским официальным данным конца 18 в., в Карасу-Базаре было 93 еврейских дома, то есть около 460–470 душ. К началу 19 в. в Крыму жили около 600 крымчаков. В петиции Александру I (см. выше) говорится о 150 дворах, то есть о 750 душах. Из 2837 евреев-раббанитов, проживавших в Крыму в 1847 г., подавляющее большинство составляли крымчаки. Перепись 1897 г. определила 3345 крымчаков, проживавших в Крыму; на Черноморском побережье Кавказа проживало еще 153 еврея-раббанита, говоривших на «татарско-турецком» языке.

С конца 19 в. началось расселение по другим городам Крыма крымчаков, до того сосредоточенных в Карасу-Базаре (в 1897 г. — 1912 человек). В 1890-х гг. в Симферополе проживало около 100 крымчаков, в Бахчисарае — около 200. В 1902 г. было отмечено присутствие крымчаков в Феодосии, Алуште, Ялте, Евпатории и Керчи. По-видимому, в конце 19 в. – начале 20 в. небольшое число крымчаков переселилось в Эрец-Исраэль.

В 1912 г. число крымчаков достигло 7,5 тыс.. Из них в Карасу-Базаре проживало 2487 человек, примерно столько же — в Симферополе, 750 – в Феодосии, 500 – в Керчи, 400 – в Севастополе, остальные — в 28 других городах Крыма и Кавказа. Советская перепись 1926 г. отмечает уменьшение численности крымчаков: во всей стране их насчитывалось 6383 человека, из них шесть тысяч — в Крыму. Уменьшение численности крымчаков связано с гражданской войной и голодом 1921–22 гг., во время которого погибло около 700 членов общины, а также с эмиграцией в Эрец-Исраэль (около 200 человек) и США (около 400 человек). Согласно этой переписи, 98,4% крымчаков жили в городах, 74,1% объявили крымчакский язык родным.

Ввиду общего уменьшения еврейского населения в Крыму (45 926 человек) процент крымчаков в нем вырос с 11,7 (1897) до 13,1 (1926). Основная концентрация крымчаков приходилась на Симферополь. Перед нападением Германии на Советский Союз (1941) число крымчаков приближалось к 9,5–10 тыс. Большинство их, как и прежде, проживало в Симферополе, Карасу-Базаре, Керчи, Феодосии и Севастополе; 500–700 крымчаков — на Черноморском побережье Кавказа (Новороссийск, Сухуми); 200–300 — по всей территории Советского Союза, в основном в его европейской части.

Подавляющее большинство крымчаков было уничтожено гитлеровцами в 1941–42 гг. В 1948 г. десять крымчаков (две семьи) проживали в Карасу-Базаре, 150 – в Феодосии, 100 – в Керчи, 400 – в Симферополе, и несколько — в Евпатории, Севастополе и Джанкое. Во всем Крыму насчитывалось 700–750 крымчаков. В целом по окончании Второй мировой войны в Советском Союзе осталось в живых не более 1,4–1,5 тыс. крымчаков. Гитлеровцы уничтожили около 3/4 этой общины; около тысячи крымчаков находились в Эрец-Исраэль и США.

По данным советской переписи 1959 г. из 1,5 тыс. крымчаков лишь для 189 родным языком продолжал оставаться крымчакский. По переписи 1970 г. из евреев Крыма 71 человек в качестве родного языка назвали не русский, не украинский и не идиш. Возможно, это были крымчаки, которые все еще говорили на родном языке. В 1970–80 гг. численность крымчаков, по некоторым данным, сократилась не менее чем на 15%, то есть снизилась до 900 человек; однако по другим оценкам она составляла в 1982 г. около двух тысяч человек. Остатки общины быстро растворяются в окружающем русском и украинском населении.

В конце 19 в. – начале 20 в. группа крымчаков, переселившаяся в Эрец-Исраэль, усвоила сефардский молитвенный толк (носах сфаради). До 1981 г. в Тель-Авиве существовала крымчакская синагога. В Израиле крымчаки в основном смешались с остальным еврейским населением и не образуют отдельной общины. Подавляющее большинство крымчаков, эмигрировавших в США, смешалось там с евреями-ашкеназами.

Хотя уже в 13 в. часть евреев Крыма стала тюркоязычной, а окончательное оформление крымчаков как особой этнолингвистической группы произошло в 14–16 вв., согласно мнению ряда историков (в том числе С. Дубнова), существует прямая преемственность этой общины с древнейшим еврейским населением Крыма.

Боспорский период. Появление евреев в Крыму связано с эллинистической колонизацией берегов Черного моря (2–1 вв. до н. э.). Очевидно, евреи прибыли в Крым из Малой Азии. В то же время не исключено переселение евреев в Крым с Кавказа (через Таманский полуостров) со времен ассирийского и вавилонского пленения (7–6 вв. до н. э.).

Первые свидетельства о евреях в Крыму относятся к 1 в. н. э. Это, в основном, документы об освобождении рабов их владельцами-евреями и надгробные надписи, обнаруженные главным образом в юго-восточной части Крыма и на Таманском полуострове, входивших в Боспорское царство.

Документы об освобождении рабов (1 в. – первая половина 2 в. н. э.) обязывают их регулярно посещать синагогу под контролем еврейской общины. Таким образом, эллинизированные еврейские общины Боспорского царства, свободные от преследований и ограничений, пополнялись за счет обращения в иудаизм освобожденных рабов. Кроме того, к еврейским общинам примыкали так называемые себоменой (по-гречески `почитатели`) — неевреи, частично исполнявшие предписания еврейской религии (см. Еврей, Иудействующие). Влияние еврейской религии сохранялось и в начале 4 в., о чем свидетельствует надпись о постройке синагоги в Пантикапее (ныне Керчь) одним из высших боспорских чиновников.

О занятиях евреев Крыма этого периода известно мало; по-видимому, они занимались в основном ремеслами и торговлей. Евреи состояли и на государственной службе, включая службу в армии (об этом свидетельствует надгробная плита 1 в. н. э. из Тамани). Надгробные памятники 3–4 вв., где наряду с греческими надписями имеется надпись на иврите, а также встречаются еврейские собственные имена и символы, свидетельствуют о частичном слиянии групп евреев, в меньшей степени подвергшихся влиянию эллинистической культуры, с эллинизированными евреями — старожилами Крыма. Во 2–3 вв. евреи распространялись на запад вдоль южного побережья Крыма. В 300 г. евреи упоминались в Херсонесе (на юго-западе Крыма) в связи с восстанием местного населения против насильственного распространения христианства.

Иероним свидетельствовал о наличии евреев в Боспорском царстве в конце 4 в. – начале 5 в. Среди них якобы были потомки семей, изгнанных ассирийцами и вавилонянами, а также попавших в плен воинов Бар-Кохбы (см. Бар-Кохбы восстание).

Вторжение гуннов (370-е гг.), разрушившее Боспорское царство, и возникновение на его развалинах Алано-Гуннского государства (существовало до начала 6 в.) способствовали дальнейшей деэллинизации евреев Крыма. Подтверждением этому являются надгробия этого периода, обычно безымянные, только с изображением семисвечника и других еврейских символов. В начале 6 в. территория бывшего Боспорского царства была занята Византией. Пребывание евреев в 7 в. на юго-востоке Крыма подтверждается свидетельством византийского хронографа 8 в. Феофана. В районе Тамани обнаружены еврейские памятники, датируемые 6–8 вв.

Хазарский период. В середине 7 в. большая часть Крыма была занята хазарами (см. Хазария), владения которых включали юго-восточный Крым (бывшая территория Боспорского царства), степи северного Крыма и горную область на юго-западе Крыма — Готию, частично населенную германским племенем готов. В начале 8 в. после продолжительных столкновений установился достаточно прочный мир между Византией, сохранившей в своих руках Херсон (прежде Херсонес), и Хазарией, под властью которой оказалась остальная часть Крыма.

Крым превратился в одну из западных пограничных областей Хазарского государства; возможно, что евреи Крыма сыграли значительную роль в процессе иудаизации хазар, завершившемся окончательным принятием иудейской религии (конец 8 в. – начало 9 в.) правящим слоем и частью населения Хазарского государства. Очевидно, в это время приняла иудаизм также часть крымских готов. Еврейское население Крыма увеличилось также за счет еврейских беженцев, в основном из Византии, где периодически происходили гонения на евреев (в 843 г., 873–874 гг. и 943 г.).

Большое влияние на еврейскую религию в Крыму (в частности на формирование так называемого «крымского ритуала») оказали византийские евреи-беженцы и поддержание связей с еврейским центром в Вавилонии. Видимо, в 909 г. в Каффе была построена самая древняя из всех известных на нынешней территории Советского Союза синагога. Некоторые источники упоминают ряд живших в Крыму составителей религиозных гимнов (пайтаним; см. Пиют), например, Аврахам бен Симха ха-Сфаради (вторая половина 10 в. – 1027 г.). Среди занятий еврейского населения источники упоминают выделку шелка, окраску тканей и торговлю.

С середины 9 в., в связи с вторжением угров (венгров), печенегов и славян Киевской Руси, а также с возобновлением войн с Византией, власть хазар в Крыму ослабевает. Гонения на евреев в Византии (932–936) принудили многих из них бежать в Хазарию. Война (примерно 940–941 гг.) между Русью, подстрекаемой Византией, и Хазарией привела к отвоеванию южной и юго-западной частей Крыма (вплоть до Херсона) хазарским войском во главе с полководцем Песахом. Попытки византийской церкви обратить евреев Крыма в христианство не увенчались успехом.

Хазарский царь Иосиф в письме к Хисдаю Ибн Шапруту (960?) утверждал, что он властвует, среди прочего, над 12-ю поселениями в Крыму и на Тамани. Наиболее значительные еврейские общины были в городах Самкуш, или Самкерш (Тмутаракань), Судак, Мангуп (Дорос). Персидский географ Ибн ал-Факих ал-Хамадани (начало 10 в.) называет город Самкуш «еврейским». Кроме того, известны крупные еврейские общины в городах Солхат (бывший Фуллы, ныне Старый Крым), Феодосия (Каффа) и Херсон (где еще в 861 г. проповедник православия Кирилл застал сложившуюся еврейскую общину, которая включала и принявших иудаизм хазар), очевидно, не находившиеся под хазарским управлением.

После поражения, нанесенного хазарам князем Святославом в 965 г., начинается упадок Хазарского царства. В 1096 г. византийский император Алексей I распорядился изгнать из Херсона всех евреев и конфисковать их имущество. Херсонские изгнанники осели, по-видимому, в невизантийских районах Крыма. Но и через 60–70 лет евреи все еще населяли его византийскую часть. Биньямин из Туделы сообщает о существовании общины евреев-раббанитов в городе Согдия (ныне Судак) — одном из важнейших Крымских портов. В эту эпоху еврейство Крыма фактически являлось периферийной частью общины романиотов, родным языком которой был греческий.

Исповедовавшие иудаизм хазары, по-видимому, растворились в еврейском населении Крыма. Среди евреев-иммигрантов были также караимы. Путешественник Птахия из Регенсбурга (в 1175? г.) подтверждает существование в районе Азовского моря групп евреев, обычаи которых тождественны обычаям караимов. Еврейство Крыма продолжало поддерживать связи с еврейством Византии и стран ислама. Об этом свидетельствует отклик евреев Крыма на мессианское движение Давида Алрои (начало 12 в.).

Татарский период. В 1239 г. степная часть Крыма была занята татаро-монголами и вошла в состав Золотой Орды. На южном побережье Крыма с 1266 г. обосновались генуэзские колонии — Каффа (Феодосия), Судак, Балаклава, Воспоро (Керчь). Генуэзцы называли Крым (в особенности восточный) «Газария» (Хазария). В юго-западном Крыму (бывшая Готия) существовало до 1475 г. христианское княжество Феодоро. Благодаря генуэзским колониям Крым становится важным центром торговли, привлекшим к себе значительное число еврейских иммигрантов из стран Востока (Персии, Малой Азии, Египта) и Запада (Италии, затем Испании).

Экономическое процветание еврейских общин способствовало их культурному подъему. Книга Аврахама Кирими (то есть Крымского) «Сфат ха-эмет» («Язык истины», 1358) является первым дошедшим до населения оригинальным произведением евреев Крыма. Это комментарий к Пятикнижию, написанный с рационалистических позиций. Книга Кирими создана по просьбе его ученика и друга караима Хизикияху бен Элханана, что свидетельствует о дружественных отношениях между раббанитами и караимами в этот период в Крыму. Значительное влияние на А. Кирими оказал романиотский теолог Шмария Икрити (1275–1355). Согласно некоторым источникам, Солхат, город, в котором родился и жил А. Кирими, был в то время важным центром еврейского рационализма.

С 14 в. общины караимов сосредоточились в Чуфут-Кале (на иврите Села ха-иехудим) и Мангупе — столице княжества Феодоро, тогда как большая часть евреев-раббанитов проживала в Солхате, а позднее — в Карасу-Базаре. Однако крупнейшая еврейская община Крыма была в Каффе, где жили как раббаниты, так и караимы.

С середины 15 в. усиливается натиск новообразованного Крымского ханства и Турции на генуэзские колонии в Крыму. Пытаясь уменьшить столкновения между различными национально-религиозными группами в колониях, которые приводили, в частности, к попыткам насильственного крещения евреев и грабежа имущества, генуэзские власти издали в 1449 г. устав для черноморских колоний, один из разделов которого подтвердил свободу и безопасность исповедания всех религий, в том числе и еврейской. И в последующие годы, вплоть до захвата Каффы турецкими войсками (1475), инструкции из Генуи предписывали не вмешиваться в дела евреев.

Еще до занятия Каффы турками некоторые евреи города завязывали связи с двором Крымских ханов в Солхате. Один из них, купец Хозя Кокос, был в 1472–86 гг. посредником в переговорах между великим князем Московским Иваном III и Крымским ханом Менглы-Гиреем, причем часть переписки велась на иврите. В русских и генуэзских источниках упоминается также князь Таманский Захария, которого в Московском государстве, ведшем с ним переговоры (конец 15 в.), считали евреем.

С конца 15 в. в Крым стали прибывать евреи из Литовского государства — как захваченные в плен татарами во время нападений на Литву, так и изгнанные оттуда в 1495 г. Среди плененных в 1506 г. был раввин Моше бен Я‘аков из Киева (Моше ха-Голе, 1448–1520?, см. ниже).

Столетия татарского господства в Крыму привели к значительной ориентализации евреев Крыма. Они в значительной мере переняли язык, обычаи и нравы татар-мусульман. Уже в 13 в. часть евреев Крыма перешла на тюркский язык. Библия была переведена на крымчакский язык. Упадок торговли привел к увеличению удельного веса ремесла и сельского хозяйства среди занятий евреев Крыма. В Мангупе и Чуфут-Кале многие евреи занимались выделкой кож и горным огородничеством, в юго-западном Крыму и около Каффы — садоводством и виноградарством.

Для защиты личности и имущества от посягательств местных феодалов евреи-купцы получали так называемые ханские ярлыки (грамоты). Первые ярлыки, выданные евреям Карасу-Базара и Чуфут-Кале, известны с конца 16 в. – начала 17 в., но, очевидно, они выдавались и раньше. Специфичным для крымских евреев было посредничество при выкупе еврейских пленных (см. Пленных выкуп), захваченных татарами при набегах на Польско-Литовское государство, и предоставление убежища евреям-изгнанникам (в том числе бежавшим от резни 1648–49 гг. на Украине; см. Б. Хмельницкий).

На протяжении всей своей истории крымчаки ассимилировали евреев, выходцев из других общин: из Вавилонии, Византии, Хазарского царства, Италии и с Кавказа (см. Грузинские евреи), а также ашкеназов, которые попали в Крым в числе пленников, захваченных татарами, или бежали от погромов, а позднее переселялись в Крым по экономическим причинам.

О различном происхождении крымчаков свидетельствуют их фамилии, большинство из которых характерны для евреев тюркоязычных стран (Демарджи, Кая, Колпакчи, Бакши, Куюмжи, Женгин и другие); некоторые указывают на связь с Малой Азией (Токатли, Ханбули, Измерли) или с Кавказом (Абаев, Гурджи); другие — на происхождение из Италии и Испании (Абрабен, Анджело, Конфино, Ломброзо, Пиастре, Манто, Чепиче, Конорто, Тревгода). Имеются фамилии ашкеназского происхождения: Берман, Варшавский, Вайнберг, Лурье, Зельцер, Фишер, Лехно, Соловьев и другие. Некоторые фамилии несут в себе иврито-арамейский элемент: Рофе, Шамаш, Бахур, Нееман, Гибор, Хахам, Песах, Пурим, Раббену, Бен-Товим, Кохен, Леви, Шалом, Мизрахи, Ашкенази, Рабби и другие.

До завоевания Крыма Россией все группы евреев-раббанитов, попадавшие в Крым, сливались с общиной крымчаков (лишь в 19 в. – начале 20 в. в Крыму сложилась отдельная ашкеназская община). Смешение в Крыму выходцев из разных общин привело к возникновению там особой формы молитв, обряда, включающего элементы, характерные для различных толков (минхаг Каффа). Традиции крымчаков испытали сильное влияние различных течений еврейской мистики: Хасидей Ашкеназ, каббалы (Зохар, лурианской и в особенности практической). Примирению различных толков и выработке единой формы обряда способствовало появление в Крыму рабби Моше бен Я‘акова из Киева (Моше ха-Голе), который составил новый молитвенник «Махзор минхаг Каффа» и установил правила общинного устройства.

Крымчакский молитвенный толк окончательно оформился в 16–17 вв. под преобладающим влиянием Константинополя и Эрец-Исраэль. В 18 в. еврейскую общину Карасу-Базара возглавлял видный талмудист Давид Лехно (умер в 1735 г.), автор введения к молитвеннику «Махзор минхаг Каффа», содержащего информацию о жизни и обычаях крымчаков, и сочинений «Мишкан Давид» («Обитель Давида»), посвященных грамматике языка иврит, и «Двар сфатаим» («Речение уст») — хроника крымских ханов.

Российский период. Успешная борьба караимов против применения к ним антиеврейских законов Российской империи (см. Караимы) и переселение их из старых разрушенных городов-крепостей в другие районы Крыма, обусловленное экономическими причинами, способствовали полному разрыву между караимами и крымчаками.

В 1866–99 гг. главным раввином Карасу-Базара был уроженец Иерусалима Хаим Хезекия Медини (1832–1904), деятельность которого весьма способствовала повышению духовного и культурного уровня общины крымчаков. При нем усилилось влияние сефардов на крымчаков. Он внес ряд изменений в обычаи общины, основал несколько школ и иешиву. В монументальном многотомном труде «Сдей хемед» («Поля красоты») Медини подробно описал традиции крымчаков и дал собственные такканот. В 1899 г. Медини вернулся в Эрец-Исраэль, где издавал религиозную литературу с переводом на крымчакский язык.

Существовавшее среди крымчаков многоженство исчезло к началу 19 в. Девушки выходили замуж в раннем возрасте; допускались браки между сравнительно близкими родственниками (например, между дядей и племянницей). Вдовы не вступали во второй брак, так как муж и жена считались неразлучными и после смерти. Свадебные обряды отличались некоторыми особенностями. Быт крымчаков напоминал быт крымских татар. Патриархальный порядок в семье сохранился до конца 19 в.

Среди крымчаков были распространены различные суеверия, связанные с усиленными занятиями каббалой. Однако особое значение крымчаки придавали добрым делам, почитая первой и важнейшей заповедью «возлюби ближнего как самого себя». Среди них были широко распространены различные виды благотворительности, забота о вдовах и сиротах. Нищих среди крымчаков не было, бедняки получали от общины дрова, муку и свечи.

В 19 в. крымчаки были маленькой, очень бедной общиной, почти не затронутой европейским просвещением. Большинство крымчаков занималось ремеслами, меньшинство — земледелием, садоводством и виноградарством, лишь немногие — торговлей. Ввиду бедности община крымчаков Карасу-Базара в 1844 г. просила освободить ее от свечного сбора (см. Коробочный сбор). Просьбу власти не удовлетворили. В 1848 г. к карасубазарскому обществу присоединили феодосийское, но только по коробочному и свечному сборам. 140 крымчаков основали в 1840 г. сельскохозяйственную колонию Рогатликой, однако в 1859 г. крымчаки — земледельцы этой колонии были переведены в статус мещан города Карасу-Базар, а их земли переданы русским переселенцам-христианам.

В результате заступничества новороссийского генерал-губернатора графа А. Строганова запрет евреям приобретать в Крыму земельную собственность не был утвержден царским правительством (1861). Отношение русской администрации к «евреям-талмудистам» Крыма было сравнительно мягким. Общине были предоставлены некоторые льготы в области налогообложения и рекрутчины. Уже в докладе новороссийского генерал-губернатора графа М. Воронцова министру внутренних дел (1843) содержится, наряду с характеристикой особенностей крымчаков, довольно положительная оценка их образа жизни.

Крымчаки создали богатый фольклор. Обнаружены сборники легенд, песен, загадок и пословиц общины («джонки»), написанные от руки еврейскими буквами и передававшиеся из поколения в поколение. Образцы фольклора крымчаков публиковались неоднократно в оригинале и в переводах на русский язык, идиш и иврит. Литература на крымчакском языке включает кроме фольклорных произведений главным образом переводы религиозных текстов. Самое большое собрание книг и рукописей на этом языке хранится в Публичной библиотеке имени М. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург).

Лишь в начале 20 в. в Крыму впервые были открыты две начальные школы для детей крымчаков с преподаванием на русском языке — в Симферополе (1902) и в Карасу-Базаре (1903). С 1911 г. по 1921 г. директором школы был выпускник Виленского учительского института (первый крымчак, получивший высшее образование) И. С. Кая (1887–1956), который вел просветительскую работу среди крымчаков и написал много работ, посвященных их истории и этнографии. С приобщением крымчаков к русской культуре в начале 20 в. некоторые из них приняли участие в революционных движениях. Многих привлекло сионистское движение. Представители крымчаков были делегатами 7-го Съезда сионистов России (май 1917 г.).

После революции крымчаки подверглись тем же социально-демографическим процессам, что и другие еврейские этнолингвистические группы. Наряду со значительным повышением уровня образования крымчаков происходил процесс распада традиционного быта. Голод 1921 г. вынудил значительную часть общины Карасу-Базара (в том числе И. С. Кая) переселиться в Симферополь. Многие крымчаки, становясь врачами, инженерами, преподавателями, порывали связи с родной общиной. Ленинградский инженер М. А. Тревгода, крымчак по происхождению, — лауреат Государственной премии.

В октябре 1941 г. Крым был оккупирован германскими войсками. Лишь незначительной части крымчаков удалось эвакуироваться. Не будучи уверенными в принадлежности крымчаков к «еврейской расе», оккупационные власти запросили Берлин и получили ответ, что крымчаки должны быть уничтожены, как и другие евреи. Из 40 тыс. евреев Крыма, уничтоженных нацистами, около шести тысяч были крымчаки. Согласно отчету эйнзацгруппен D, за период с 16 ноября по 15 декабря 1941 г. в Западном Крыму было уничтожено 2504 крымчака. 11 декабря были расстреляны близ деревни Мазанка крымчаки из Симферополя; 4 декабря — крымчаки в Феодосии, тогда же были уничтожены крымчаки Керчи. 18 января 1942 г. в Карасу-Базаре около двух тысяч было умерщвлено газом в «душегубках».

Крымчаки сражались в рядах советской армии и партизанских отрядах. Среди многих крымчаков, погибших в боях, поэт Я. И. Чапичев (1909–45), которому было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. В партизанских действиях отличились Я. Манто, С. Бакши и многие другие. Различными аспектами истории и этнографии крымчаков занимались П. Лякуб (?–1891), С. Вейсенберг, И. С. Кая, В. И. Филоненко («Крымчакские этюды», «Рочник ориенталистычны», 1972). Однако систематического исследования истории, культуры, языка и литературы крымчаков до сих пор нет. Житель Ленинграда Е. Пейсах, по происхождению крымчак, собрал большую коллекцию крымчакского фольклора и работал над составлением крымчакско-русского и русско-крымчакского словаря. Материалы по истории и культуре крымчаков собирали израильский ученый И. Керен (1911–81), сын И. С. Кая инженер Л. И. Кая (1912–88).

История крымчаков в советское время тесно связана с историей других этнолингвистических групп. Остатки крымчаков подвергаются процессу быстрой ассимиляции, лишь в незначительной степени сохраняя свои этнические особенности и самосознание. В послевоенный период в Советском Союзе крымчаков тенденциозно определяли как особую «народность» смешанного, в основном нееврейского этногенеза.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 1 [только новые]







Сообщение: 13
Зарегистрирован: 14.10.13
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.07.14 11:56. Заголовок: Крым и армяне


Первые связи армян с Крымом известны со времен царя Тиграна Великого и Митридата Понтийского. Это II - I века до н. э. Позднее, в V-VI веках н. э. византийские императоры армянского происхождения размещали военные армянские отряды на дальних окраинах своей империи, в том числе и в Крыму.

В XI веке после вторжения в Армению турок сельджуков в Крым эмигрируют армяне на постоянное жительство. Они, в основном, расселяются в горном юго-восточном Крыму: в Кафе (Феодосии), Судаке, а позднее - в основанном крымскими татарами городе Кырым (Старый Крым).

Армянских купцов привлекало море, возможности прибыльной торговли, да и армяне-ремесленники находили здесь хороший сбыт своих товаров. Трудолюбивые и уживчивые, армяне быстро приноравливались к чужим обычаям, налаживали дружбу со всеми соседями, поэтому число их поселений быстро разрасталось. Они способствовали расцвету и развитию Кафы. Их вклад в казну города был во много раз больше, чем налоги других национальных общин, да и население этого приморского города в то время на 70% состояло из армян. Но при захвате Крыма турками в 1475 году часть крымских армян погибла, часть силой была увезена в Стамбул.

Оставшиеся в живых не покинули пределы полуострова. После присоединения Крыма к России царское правительство предоставило армянам льготы, освободив их от налогов и службы в армии на 10 лет, а также дав возможность получения удобных земель.

Как и другие народы Крыма, армяне настрадались и в годы войны, и в годы депортации. Но народ не постарел душой. Он молод и прекрасен.


--------------------------------------------------------------------------------

Численность и районы проживания

По переписи 1989 г. в Крыму проживало 2794 человека армянской национальности, а на 1994 г., по данным ЦСУ Крыма, армянское население возросло до 4784 человек. В основном это городские жители, а также проживающие компактно в Симферопольском районе, где в селах - Пионерском и Белом - одновременно идет и строительство. Населенный пункт, строящийся в районе с. Белого, получит название Айкаван (Армянское).

В апреле 1989 г. в Симферополе было создано Крымское армянское общество культуры "Луйс". Затем стали организовываться общины в других населенных пунктах Крыма. В Севастополе, Ялте, Старом Крыму, Феодосии, Симферополе открылись и действуют воскресные школы, где изучаются культура, язык. На крымском телевидении и радио выходят армянские программы, издается газета "Голубь Масиса". В Ялте, Феодосии, Евпатории действуют церкви, реставрируется монастырь Сурб-Хач. По разработанному прогнозу, в Крым должно приехать 19,5 тыс. человек, или 6094 семьи. Имеются заявления от армян, депортированных из Крыма и проживающих сейчас в среднеазиатских странах СНГ, России (Пермская обл., Краснодарский край) и Армении. Кроме Симферопольскою района, строительство будет вестись в с. Баланово Белогорского района и в Старом Крыму.


--------------------------------------------------------------------------------

Первые поселения

В силу исторически сложившихся обстоятельств, в особенности вследствие опустошительных периодических нашествий извне, значительная часть армянского народа вынуждена была в различные периоды времени покинуть свою родину и искать пристанища в чужих краях, некоторые из которых впоследствии стали для армянских переселенцев второй родиной. Именно таким являлся средневековый Крым, где в течение нескольких столетий имелись многочисленные армянские колонии с внушительным числом населения.

Исторические памятники свидетельствуют о наличии в Крыму уже в XI- XIII вв. постоянного армянского населения. Особенно многолюдными становятся армянские поселения Крыма в XIV в., что было связано с монгольскими нашествиями, а также с падением в конце этого столетия Кимисийского армянского царства.

В Четьях-Минеях-рукописи, написанной в Крыму в 1690 г., содержатся разные факты и среди них-история армянской колонии Крыма, в которой сообщается, что основная часть крымских армян-это выходцы из города Ани, обосновавшиеся вначале в Ак-Сарае, откуда, вследствие притеснений со стороны татар, перебрались в 1330 г. в Крым.

С начала XIV в. армянские поселенцы развертывают в Крыму активную строительную деятельность. Согласно памятной записи одной армянской рукописи Крыма начала ХIV в., уже в то время существовал близ Кафы армянский монастырь Гамчак, при котором была построена купольная церковь. В Кафе имелись армянские школы, десятки церквей, банки, торговые дома, караван-сараи, ремесленные цеха и др. Город был одним из духовных центров крымских армян, столь известным и важным, что в 1438 г. кафским армянам было предложено послать своих представителей на Флорентийский вселенский собор.

Вторым по многочисленности армянского населения городом после Кафы в XIV-XV вв. был Сурхат. Имя Сурхат, вероятно, является искаженной формой названия армянского монастыря Сурб-Хач (Святой Крест), основанного в 1358 г. в лесу недалеко от города Старый Крым. Там было много армянских церквей, школ, кварталов.

Одно из крупных армянских поселений XII-XV вв. находилось в Судаке. До последней четверти XV в. вблизи монастыря Сурб-Хач существовал небольшой армянский город Казарат. Армянские князья держали там войска и на договорных началах защищали Кафу.

Падение Кафы в 1475 г. и установление турецкого владычества в Крыму вызвали заметное уменьшение в количественном составе армянского населения. Несмотря на это, и в XVI-XVIII вв. армянские поселения в Крыму продолжали насчитывать значительное число жителей - в Кафе, Карасубазаре, Балаклаве, Гезлеве, Перекопе, Сурхате.

О влиянии армян в Крыму и их роли в его культурной жизни, помимо вещественных памятников, свидетельствует распространенное в литературе того времени название юго-восточного побережья полуострова - "Морская Армения".



--------------------------------------------------------------------------------

Выселение из Крыма


В период борьбы с Турцией за Крым русское правительство решило лишить хана одной из основных статей его дохода, заставить пользоваться жалованием русского двора и вообще его благодеяниями. Так как промышленность, торговля, садоводство и земледелие находились в руках христиан-греков и армян, то решено было выселить их из Крыма.

Первым свое согласие на переселение дала верхушка колонии- представители духовной знати и зажиточной части купечества. Она надеялась, что на новых местах, получив обещанные русским правительством привилегии, для нее откроются широкие возможности для торгово-промысловой деятельности, а, следовательно, нового обогащения.

В окончательном склонении армян и греков к переселению сыграла и боязнь того, что в случае оставления русскими войсками Крыма предводители татар организуют резню христиан.

Начатое в первой половине августа 1778 г. переселение христиан из Крыма завершилось 18 сентября. Армяне-переселенцы составляли 12598 человек. Им выделили полупустынные земли около Днепра и Самары. С начала 1779 г. армянское общество во всех своих обращениях к властям выдвигало просьбу перевести его на земли вокруг крепости св. Дмитрия Ростовского, удобные для коммерции и развития земледелия и промыслов.

После мучительного полуторагодичного перехода, унесшего немало человеческих жизней, к концу 1779 г. армянские переселенцы дошли до низовий Дона (числом уже только 9050 человек), где им отводилось 86 тыс. десятин земли рядом с крепостью св. Дмитрия Ростовского.



--------------------------------------------------------------------------------

Восстановление колонии


После переселения в Азовскую губернию средневековая армянская колония в Крыму перестала существовать. Экономика полуострова в основных своих отраслях - торговля, ремесленное производство, земледелие - после ухода греков и армян пришла в упадок.

В феврале 1798 г. был принят манифест о заселении Крыма иностранными колонистами, дающий всем желающим право без различия звания и вероисповедания, по своему выбору обосноваться в любом месте полуострова, за исключением Севастополя как военной гавани. Манифест освобождал иностранцев от рекрутской повинности, и многие армяне в конце XVIII и начале XIX в. стали перебираться в Крым, заложив основу новой армянской колонии на полуострове.

Переселение армян в Крым продолжалось вплоть до первой мировой войны и массового геноцида армян в Турции в 1915 г.

Среди армян, перебравшихся в Крым, постепенно крепнет идея поселиться в Старом Крыму, почти лишенном жителей, заселение которого интенсивно стало проводиться в 1805-1806 гг. Строительство и заселение города особенно ускоряются после открытия старокрымской армянской городской ратуши. К августу 1807 г. в Старом Крыму армянами было построено 160 домов, а проживало в нем 1500 человек, в большинстве армяне. Число жителей в городе к середине XIX века доходило до 4000 человек.

Количество крымских армян увеличивалось за счет григориопольских армян. По высочайшему указу правительствующего сената жителям армянского города Григориополь, основанного в 1792 г. недалеко от Дубоссар и неудобного для развития торговли и промыслов, разрешалось переселиться в другие места. В 1802 году значительное число григориопольских армян перешло в Старый Крым.

В XIX-XX вв. среди крымских армян значительное число составляли выходцы из Западной Армении и различных районов Турции. В результате на полуострове образовалась довольно солидная армянская колония со значительным числом населения: к концу столетия-около 9000, а в 1913-1914 гг., по неполным данным,-14-15 тысяч человек.

Армянское население в основном размещалось в Симферополе, Феодосии, Карасубазаре, Старом Крыму, Евпатории, Ялте, а также в сельских местностях губернии.



--------------------------------------------------------------------------------

Хозяйственная деятельность


С конца XVIII-начала XIX в. хозяйственная жизнь полуострова стала входить в нормальное русло. Это обстоятельство стимулировало развертывание деловой активности и у армянских переселенцев в торговле, ремесленном производстве, земледелии.

Имея деловые связи с русским внутренним рынком, с Кавказом и торгово- ремесленными районами Востока, особенно Турции и Персии, таврические армяне во многом способствовали развертыванию торговли новообретенного края. Они выступали в роли как непосредственных торговцев, купцов, так и инициаторов и реализаторов различных торговых сделок. Их участие было заметно и в оптовой, и в розничной торговле.

Уже в первом году после присоединения Крыма к России там можно было встретить армян купцов, торговля которых охватывала довольно крупные размеры.

В конце XIX и начале XX в. с осуществлением задачи заселения полуострова параллельно оживлялась и торговля, где продолжали заметную активность проявлять армяне. В 1870-х годах более организованный характер торговля крымских армян носила в Старом Крыму и Карасубазаре. В этом деле особую роль играли старокрымская армянская городская ратуша и армяно- католический суд в Карасубазаре, уделявшие большое внимание организации торговли. Они получали от губернских властей торговые свидетельства и билеты и выдавали их желающим, взимая соответствующие пошлины. Среди армянского населения Таврической губернии значительное число составляли ремесленники. Из них выделялись красильщики, ювелиры, булочники, виноделы.

Начиная со второй половины XIX в. отдельные представители верхушки торгового сословия армян стремятся умножить свой капитал, вкладывая его в фабрично-заводское производство. Вскоре они стали владельцами небольших фабрик и заводов в Симферополе, Старом Крыму, Феодосии, Карасубазаре. Представители богатой верхушки армянских поселений принимали участие в крупных хозяйственных мероприятиях в губернии, таких как строительство железной дороги, добыча соли, торговые ярмарки. Большую инициативу проявил великий маринист И. К. Айвазовский в деле снабжения Феодосии питьевой водой. Одним из инициаторов проведения городского освещения в Симферополе был механик кампании <Электричество> инженер Н. К. Шахвердян. По его проекту в центральной части города были установлены электрические фонари. В экономической жизни крымских армян, как и в средние века, важное место занимало сельское хозяйство: виноградарство, садоводство, табаководство, полеводство.

В первые десятилетия прошлого века крымские армяне проявляли деловую инициативу в распространении шелководства на полуострове. Поэтому одной из первых задач старокрымской ратуши стало сохранение шелковичных (тутовых) деревьев.



--------------------------------------------------------------------------------

Общественная жизнь


Общественная жизнь крымских армян особенно оживилась в конце XIX и начале XX в. В числе многих общественных организаций особенно заметна деятельность церковных попечительств, существовавших почти во всех армянских поселениях Крыма. Состоятельные армяне и церковь старались "поднять" нацию на уровень современной цивилизации, а также осуществить благотворительные мероприятия. Источником денежных и материальных средств попечительств были субсидии церкви, завещания, приношения.

Попечительства пользовались покровительством духовного и гражданского начальства. Они ежегодно отчитывались перед общим собранием, после чего утвержденный на собрании отчет с краткой выборкой представлялся епархиальному начальству, губернатору и министру внутренних дел. Для общего сведения отчеты печатались на русском и армянском языках. В числе благотворителей были семьи Айвазовских, Спендиаровых, Тумановых, Момджиевых, Топалевых и многие другие.

Поддерживая тесные связи, крымские армяне постоянно были в курсе всех важных событий, относящихся к Армении и армянскому народу. Они делили невзгоды, выпавшие на долю своих соотечественников на родине, старались облегчить их участь.

Так было и в кошмарный период геноцида армянского народа, организованного турецкими палачами в 1915 г. Крымские армяне внесли свой вклад в дело помощи спасшимся от султанского меча.

Крымские армяне с большим вниманием отнеслись к беженцам, которые в годы первой мировой войны, а также в послевоенный период оказались в Крыму. Благодаря помощи местных армян основной массе беженцев удалось в эти тяжкие годы спастись от голода и смерти, обосноваться на полуострове.

--------------------------------------------------------------------------------

Деятельность церкви


В жизни таврических армян (как впрочем и других армянских колоний) деятельность церкви в силу ряда условий приобретала некоторую специфическую особенность. Перед предводителями армянских обществ открывались широкие возможности, помимо выполнения сугубо духовных обязанностей, вмешиваться в жизнь прихожан. Поэтому ее деятельность в колониях в какой-то степени приобрела светский характер. С 1812 г. в Крыму появилась должность наместника католикоса всех армян. Армянские церкви в Крыму входили в Нахичевано-Бессарабскую армяно-григорианскую епархию.

В 1842 г. наместник католикоса в Крыму уступил свое место главному попечителю крымских армянских церквей.

--------------------------------------------------------------------------------

Гражданские права армян

В отношении административного управления крымские армяне полностью находились в подчинении губернских властей и их местных представителей. Наряду с этим общества старокрымских армян и карасубазарских армян католиков пользовались правами внутреннего самоуправления, предоставленными грамотами 1779 и 1799 гг. Эти грамоты гарантировали им право учреждать магистраты (ратушу или суд).

Старокрымская армянская городская ратуша была основана в соответствии с грамотой Павла I, которая позволяла армянам Старого Крыма "учредить собственный армянский суд под именем магистрата, и в нем рассматривать и решать дела тяжебные и исковые на армянском языке по прежним народа сего правам и обыкновениям...". 28 июля 1808 г. она открылась - в этот же день состоялось ее первое учредительное заседание. Сохранились почти все дела старокрымской армянской городской ратуши, а также результаты почти всех выборов. Они показывают, что до половины XIX в. выбирали и избирались только армяне. Начиная с 50-х годов XIX в., в выборах стали принимать участие русские.

Члены ратуши фактически работали на общественных началах, бесплатно. Оплачивались лишь писарь, два канцелярских служащих, рассыльной и сторож. Член ратуши мог выехать из города только по постановлению других членов.

Деятельность карасубазарского армяно-католического суда началась с 1790 г. и закончилась в 1870 г. В состав суда входили городской голова и три члена-заседатели. Один из заседателей считался председателем суда. В отличие от старокрымской городской ратуши, расходы армяно-католического суда брало на себя государство.

Старокрымская армянская городская ратуша и карасубазарский армяно- католический суд являлись органами внутреннего самоуправления. Основным содержанием их деятельности было решение вопросов, связанных с благоустройством и экономическим развитием этих городов, организацией торговли и ремесленного дела, промыслов, со своевременным сбором налогов. Правомочность ратуши и суда ограничивалась лишь обществами в Старом Крыму и Карасубазаре. Она не распространялась на армянские общины в Евпатории, Феодосии, Симферополе и других местах, а также на армян- григорианцев, живших в Карасубазаре. Все они, прибывшие на полуостров в основном после 1804 г., не пользовались привилегиями указанных грамот. Эти армянские общины находились в непосредственном ведении местных властей на общих основаниях.




Общественно-культурное развитие


Культура


Культурное развитие крымских армян в XIX - начале XX века отразилось в создании школ, училища, типографии, в издании журналов, книг.

В 1816 г. в Карасубазаре по инициативе Манвела Гюмушханеци открылась первая армянская приходская школа в Крыму.

Несколькими годами позже, наряду с карасубазарской, приходские школы начали функционировать также в армянских поселениях Старого Крыма, Феодосии, Евпатории, Симферополя.

Среди армянских школ Крыма по своему значению и постановке учебно- педагогической работы особняком стояло Халибовское училище, основателем которого был Г. Айвазовский. Учебный план свидетельствовал о том, что Г. Айвазовский создал учебное заведение скорее национально-светского, чем религиозного уклона, заведение, в котором учащиеся получали бы знания, соответствовавшие гимназическому курсу. В учебную программу училища входили армянский, русский, французский, турецкий языки, закон Божий, арифметика, история, география, рисование, физика, химия, физкультура, чистописание. В училище бесплатно обучались также дети неимущих армян, составлявшие 35-40 процентов учащихся, Преподаватели в училище были в основном с высшим образованием.

При Халибовском училище по вечерам работали курсы полезных знаний, посетителям которых, взрослым мужчинам и женщинам, сообщались сведения общеобразовательного характера, начиная с арифметики и кончая историей.

При училище с 1860 г. начала работать типография - первая типография в истории крымских армян. Оснащена она была современным оборудованием и инвентарем, привезенным из-за границы.

Во второй половине XIX в. в армянской колонии Крыма зародилась и периодическая печать. В 60-70 гг. в Феодосии стали издаваться журналы "Масяц Агавни" ("Голубь Масиса") и "Дастиарак" ("Воспитатель").

Из среды крымских армян в XIX в. вышел целый ряд выдающихся деятелей культуры, творчество которых имело определенное общественно художественное значение. В плеяду известных деятелей армянской культуры навсегда вошли имена крымских армян: великого мариниста И.К.Айвазовского и его последователя Э. Махтесяна, композиторов X. Кара- Мурзы, Ал. Спендиаряна, А. Кахцацяна, знаменитого скрипача и музыковеда О. Налбандяна.


Айвазовский


Особняком в плеяде деятелей армянской культуры стоит имя великого мариниста - Ивана Константиновича Айвазовского (Оганеса Константиновича Айвазяна). Он родился 17 июля 1817 г. в Феодосии. Отец его происходил из польских армян. Из Польши он переселился сначала в Молдавию, а затем в Крым.

Начальное образование И. К. Айвазовский получил в местной армянской церковной школе, учился в симферопольской гимназии, а в 1833-1837 гг. - в Петербургской академии художеств.

Еще в период учебы в Петербурге И. Айвазовский почти ежедневно бывал среди прихожан столичной армянской церкви. Окончательно обосновавшись в Феодосии, И. Айвазовский на протяжении 50-60 лет был душой общества крымских армян, всячески старался быть полезным своему народу. За свой счет он построил церковь для армянского общества Старого Крыма, а многие армянские церкви бесплатно украсил своими полотнами. В помощь соотечественникам художник не раз организовывал выставки своих работ.

Известно о его позиции в борьбе против влияния католицизма на своих соотечественников, а также о завещании (стоимостью в 50 тыс. руб.), которое он оставил феодосийской армянской церкви Сурб-Саркис и школе при ней.

И. Айвазовский тяжело пережил резню армян 1895-1896 годов, организованную турецким султаном Абдул Гашидом. Айвазовский выразил гневный протест против варварств турок. В знак этого он бросил в море все свои турецкие ордена и заявил турецкому консулу: "Ордена, данные мне твоим кровавым хозяином, я бросил в море. Вот и их ленты, пошли ему. Если хочет, пусть и он мои картины выбросит в море, мне не жаль..."

В помощь армянам, спасшимся от резни, Айвазовский организовал в Одессе выставку. 2000 рублей, вырученные с выставки, разделив пополам, послал армянам и грекам. Спустя несколько дней для оказания помощи бедным армянам он выслал в адрес русского консула в Константинополе еще 3000 франков.

В наследии И. Айвазовского немало картин на армянские сюжеты. Это - пейзажи, полотна на исторические темы: "Долина горы Арарат", "Крещение армянского народа", "Ной спускается с Арарата", "Резня армян в Трапзоне в 1896 г.", "Занятие г. Карса в ночное время".

19 апреля 1900 г. великий маринист скончался. По последней воле художника его похоронили в ограде армянской церкви св. Саркиса в Феодосии.


Кара-Мурза


В развитии армянской национальной музыки несомненны заслуги Христофора Кара-Мурзы. Родился он в 1854 г. в Карасубазаре. Научившись играть на фортепиано, читать и писать ноты, он получал частные уроки по музыке и до 1882 г. в родном городе организовывал четырехголосные хоры, давал концерты. X. Кара-Мурза не только собирал армянские духовные и народные песни и перелагал их на ноты, но и организовывал их исполнение.

В 1892 г. он переехал в Закавказье, где обходил армянские села, города, создавал хоры, давал концерты, собирал песни, одновременно сочинял собственные произведения. За семнадцать лет, начиная с 1885 г., вплоть до своей кончины (1902 г.), X. Кара-Мурза успел в 4-х городах организовать 90 хоров (каждый из них объединял от 40 до 150 членов), дать 248 концертов, написать и обработать 320 песен, создать 6 самостоятельных произведений.


Махтесян


Талантливым последователем И. Айвазовского был Эманвел Махтесян (1857-1908). Он родился и вырос в Армянске. В кругу петербургских искусствоведов Э. Махтесян считался продолжателем традиции И. К. Айвазовского, у которого совершенствовал свое мастерство. О широком признании искусства Э. Махтесяна свидетельствует тот факт, что его работы демонстрировались на выставках передвижников и в залах Академии художеств в Петербурге, Москве, Харькове, Одессе.

В 1896 г. Э. Махтесян открыл в Симферополе собственную картинную галерею, где демонстрировал свои работы.


РОПИК


Армянская интеллигенция участвовала в работе Российского общества по изучению Крыма (РОПИК). В начале деятельности общества была опубликована статья его активного участника врача И.Саркизова <Лечебное значение Крыма>. Он же был одним из авторов путеводителя <Крым>, выпущенного Московским физиотерапевтическим обществом и РОПИКом. В составе инициативной группы Евпаторийского отделения РОПИКа были врач Э. Зарифьянц, Д. Беркчиянц, членом правления и казначеем Феодосийского отделения состоял известный художник, директор картинной галереи И. К. Айвазовского Н. С. Барсамов.

Работая в галерее, искусствовед и исследователь Р. Барсамов вместе с сотрудниками постоянно пополнял ее новыми находками. Ими была собрана коллекция произведений учеников Айвазовского - Л. Ф. Лагорио, А. И. Фесслера, также К. Богаевского, М. Латри, М. Волошина. В 1930 г. вышла первая книга об Айвазовском, написанная Барсамовым. Благодаря самоотверженным действиям Н. Барсамова картинная галерея И. К. Айвазовского была спасена накануне фашистской оккупации Феодосии.


Спендиаров


В числе выдающихся деятелей армянской музыкальной культуры достойное место занимает великий армянский композитор Александр Афанасьевич Спендиаров (Спендиарян).

А. Спендиарян родился в 1871 г. в Каховке, куда переселился его дед в 1855 г. из Армянского Базара (г. Армянск). Но в 1877 г. семья вновь вернулась в Крым и поселилась в Симферополе.

Талант А. Спендиаряна в искусстве, особенно изобразительном и музыкальном, проявился в раннем возрасте. Изготовленные шестилетним Александром бумажные птицы и животные были до того совершенны, что Айвазовский, частый гость в доме Спендиарянов, забрал их с собой в Петербург в Академию художеств. Но Александру не суждено было стать художником. Он избрал путь композитора, учась сначала у Н. С. Кленовского. а затем у Н. А. Римского-Корсакова.

5 июня 1900 г. А. Спендиарян считал началом своей творческой жизни. В этот день впервые было исполнено его крупное симфоническое произведение "Концертные прелюдии".

В 1901 г. А. Спендиарян окончательно вернулся в Крым и жил в Ялте, а с 1915 г. - в Судаке. В эти годы он создал много произведений, в их числе "Крымские эскизы", "Три пальмы", "К Армении".

Как и вся его семья, А. Спендиарян был неразрывно связан с армянской действительностью. Он был председателем Армянского благотворительного общества в Ялте.

Дом Спендиаряна в Ялте был широко известен как культурный центр, в нем гостили композитор А. Глазунов, писатели М. Горький и С. Найденов, художники В. Суренянц, Г. Мясоедов, композиторы А. Аренский и Ц. Кюи, здесь пел Федор Шаляпин.

В 1915-1916 гг., влекомый глубоким чувством патриотизма, А. Спендиарян задумывается над созданием армянской оперы. В поисках темы он останавливается на поэме Ов. Туманяна "Взятие крепости Тмук" и пишет свою знаменитую оперу "Алмаст".

В начале 20-х годов Спендиаров развернул в Крыму широкую педагогическую деятельность. Он открыл музыкальную школу, руководил самодеятельными хорами и оркестрами, сделал музыкальную обработку многих русских, украинских и татарских песен. Не случайно крымские татары считают его и своим национальным композитором.

В 1924 г. А. Спендиарян переехал в Ереван, где целиком посвятил себя делу создания и развития национальной музыкальной культуры. Его приезд имел огромное значение для развития музыкальной жизни Армении.

7 мая 1928 г. его жизнь оборвалась. Народ свято хранит память о нем: его имя носит Государственный академический театр оперы и балета в Ереване.


Суренянц


1921 год был последним годом жизни живописца, архитектора, графика, театрального художника Вардгеса Яковлевича Суренянца. В. Суренянцу не удалось завершить роспись армянской церкви в Ялте, в создании которой он принимал участие и как архитектор, и как художник. Он похоронен у подножия этого храма, одного из самых значительных архитектурных памятников Крыма начала века.

Недавно вновь переиздана в иллюстрациях Суренянца поэма А. С. Пушкина "Бахчисарайский фонтан".
http://maidanua.org/arch/oldkrym/1079011840.html

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только контролерам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- землян сейчас на форуме
- землянин вне форума
Все даты в формате GMT  5 час. Посещений сегодня: 2
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, проверка откл, правка нет