Вы зашли на гойский Форум Еверологии

Платформа предназначена для общения представителей гойского и еверского происхождения. Здесь можно обсуждать все вопросы связанные c событиями происходящими на Земле в аспекте еверологии, а также с мировоззрением, мироустройством прошлого настоящего и будущего. Почти всё в ваших руках. Удачи!

АвторСообщение
moderator




Сообщение: 68
Зарегистрирован: 03.10.13
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.01.14 13:11. Заголовок: Предыстория о сионизме и фашизме


Сионизм до 1933

Антисемитизм с самого начала был лучшим другом сионизма. Между ними существовало и существует нечто вроде политического и идеологического симбиоза. Так, в июне 1895 "отец сионизма" Теодор Герцль писал: «В Париже... я достиг более свободного отношения к антисемитизму, который я теперь понимаю исторически и извиняю. Главное же, я понял всю бесплодность и обреченность попыток ..."бороться" с антисемитизмом». (Brenner). Поняв это, Герцль поспешил заключить союз с пресловутым графом Плеве, черносотенным министром Николая Романова. Причем он сделал это лишь спустя несколько месяцев после кишиневских погромов, когда ключевая роль Плеве в их организации стала широко известна. Что же он предложил этому погромщику? Обоюдно выгодную сделку. Способствовать массовой эмиграции евреев из России, чтобы ослабить революционное движение. Плеве объявил при первой встрече с Герцлем, что считает себя "горячим сторонником сионизма". И его слова повторяли впоследствии все выдающиеся государственные деятели-антисемиты. (Shahak, 71, 112)

Примеру Герцля последовали другие лидеры сионизма. Жаботинский заключил пакт с Симоном Петлюрой, украинским протофашистом, который организовал сотни погромов, унесших жизни десятков тысяч евреев. Причем, Жаботинский предложил Петлюре организовать еврейскую полицию, контрреволюционную силу, которая помогала бы его армии в борьбе против Красной армии и большевиков, что включало убийство крестьян, рабочих и интеллигенции, вставших на сторону революции. (Schoenman) А союзниками Бен-Гуриона были самые экстремистские и расистские элементы французских правых во время войны в Алжире, которые включали известных антисемитов. (Shahak, 71) О связях сионистов с итальянскими фашистами и немецкими нацистами я буду писать дальше.

Своим смертельным врагом сионисты считали либерализм и, особенно, социализм, т.е. силы современности и прогресса, которые со времен Великой Французской революции создавали (в конфликте друг с другом) тип общества и гражданства, основанного не на религиозных и расовых признаках, а на правовых принципах буржуазного и позднее социалистического общественных укладов. В борьбе современности с элементами феодального, "традиционного" общества сионисты целиком встали на сторону реакции, т.е. антикоммунизма и антилиберализма. Показательный пример этого отношения приводит Шахак. В 1934 году лидер американских сионистов Иоахим Принц выразил свой восторг по поводу прихода нацистов к власти в таких словах:
«Значение Германской Революции для германской нации, в конце концов, откроется тем, кто совершил ее и дал ей форму. Ее значение для нас сводится к следующему: с либерализмом покончено. Единственная форма жизни, которая способствовала ассимиляции евреев, потоплена». (Shahak, 71)
Но почему ассимиляция евреев была табу для сионистов? Тем более, что они настаивали, что такая ассимиляция в конечном счете невозможна, что существует некая мистическая расовая особенность, которая отмечает всех евреев своим клеймом, делает их отличными от остального человечество. Такая постановка вопроса, однако, малопродуктивна. От силы она привела бы нас в область "истории идей", где мы благополучно бы завязли в "духе времени", популярности расовых теорий, витализме и т.п. Куда важнее понять, почему именно идеология сионистов выиграла борьбу с другими идеологиями, почему она смогла привлечь, пусть не сразу, мощные социальные силы, политическую и материальную поддержку? Оставим "мистику крови" реакционерам, а себе здравый смысл. Ассимиляция евреев, которая шла бурными темпами в Западной Европе, означала уход еврейства из под власти средневекового раввината, освобождение от тоталитарного в полном смысле этого слова мира гетто. В перспективе, целой средневековой касте грозил конец, поэтому анти-ассимиляционная идеология имела сильный и организованный источник в традиционном религиозном, финансовом и интеллектуальном истэблишменте мирового еврейства.

Но к началу 20 века процесс ассимиляция евреев, особенно в Восточной Европе, стал представлять серьезную проблему и для ассимилированной крупной еврейской буржуазии, ввиду того, что она приводила все большее число еврейской молодежи к социализму, т.е. к социал-демократии, анархизму и другим радикальным социальным движениям с антикапиталистическим содержанием. Классическим примером здесь может служить известный банковский дом Шиффа в Нью-Йорке, который занимает заметное место в черносотенной историографии , как чуть ли не первопричина революционного движения в России. Из работ биографов этой банковской семьи известно, что их все сильнее беспокоила социалистическая агитация в Бруклине и на Ист-Сайде и особенно тот факт, что лидерами в ней выступали еврейские иммигранты из Восточной Европы, бундисты и другие. Еврейские массы в Америке в то время жили в бедности, но в отличии от коренных американцев они зачастую были политизированы революционными движениями на своей родине. Сионизм, особенно после Первой мировой, когда он стал радикализироваться, беря пример с массовых фашистских движений, мог стать оружием правящих классов в борьбе против социализма, отрывая от него революционеров-евреев и широкие круги еврейской интеллигенции и молодежи, как потенциальных участников революционного движения. Архетипической в этом плане была фигура Мозеса Гесса, социалиста-младогегельянца, оказавшего огромное влияние на молодого Маркса, но впоследствии ставшего еврейским националистом и "отцом социалистического сионизма".

Показательно, что полковник Зубатов давал инструкции своим еврейским агентам использовать сионистские группы Рабочих Сиона для борьбы с революционерами. (Brenner) Здесь еще много неизученного, но представление о контрреволюционной роли сионизма дает следующий эпизод из биографии "отца сионизма". После своих встреч с Плеве, Герцль поехал на Мировой сионистский конгресс в Базеле, где имел тайную встречу с одним из руководителей эсеров Хаимом Житловским. Вот что впоследствии последний писал об этом необычном разговоре. Сионист сказал ему:

«Я только что приехал от Плеве. Он дал мне крепкое обещание, что в течение максимум 15 лет он устроит для нас договор на Палестину. Но только при одном условии: еврейские революционеры прекратят свою борьбу против русского правительства. Если через 15 лет с момента соглашения Плеве не устроит такого договора, они освобождаются от своего обещания и могут делать все, что хотят». (Brenner)(1)

Контрреволюционное значение сионизма неизмеримо увеличилось с Октябрьской революцией, которая должна была стать прологом к мировой. Для правящих классов Запада она казалась результатом сговора закулисных сил и, прежде всего "мирового еврейства", тем более, что в большевистской верхушке было много евреев (хотя и меньше, чем в других левых партиях). В 1920 известный британский антисемит Уинстон Черчиль, будущий архитектор Холодной войны, а в то время военный министр, рассказывал читателям Илюстрейтед Сандей Геральд о "Троцком... [и] его планах мирового коммунистического государства под властью евреев". Но у Черчиля были и свои "хорошие евреи" - сионисты. Он с пылом писал о "ярости, с которой Троцкий атаковал сионистов и доктора Вейцмана в особенности" (Вейцман был тогда председателем Мировой сионистской организации - МСО - Е. Х.). «Троцкий», - объявил Черчиль, «был остановлен этим новым идеалом... Борьба, которая сейчас разворачивается между сионизмом и большевистскими евреями является ничем иным как борьбой за душу еврейского народа». (Brenner) В этом последнем утверждении этот матерый классовый боец был несомненно прав. Поставив себя на службу капиталистическим классам Европы в момент их величайшего кризиса, сионисты встали на сторону белогвардейских погромщиков, оказались на стороне самой черной реакции, предали ей еврейские массы Восточной Европы. Лицемерно они жаловались, что были "беспомощны" что-либо сделать. На деле же они отказались от попыток противостоять погромщикам, потому что стояли с ними по одну сторону классовой войны. И это предательство своего народа они повторят в тысячекратном размере через 20 лет.

Не сионисты, а мировой рабочий класс, социалистическое движение, советская власть выступили тогда единственными защитниками еврейского населения Восточной Европы. Британские профсоюзы организовывали эмбарго на отправку оружия для белых. Французские коммунисты подняли восстание на французской эскадре в Черном море. И, конечно же, Красная армия, старавшаяся спасти евреев от белогвардейских убийц. Как через четверть века она будет спасать миллионы евреев от их нацистских убийц. Это та историческая правда, которую теперь пытается навсегда похоронить чудовищная машины лжи сионистской и империалистической пропаганды. Но это им не удастся.

Таким образом, если до Первой мировой крупная еврейская буржуазия, вроде Шиффов, относилась к сионизму, пугавшему ее своим радикализмом, с недоверием и продолжала видеть своего основного союзника в раввинате, то с революцией в России, провозгласившей эру массовой политики, она начинает смотреть на выскочек-сионистов со все большим интересом. Полагаю, что неожиданное обращение Якоба Шиффа (помогавшего Колчаку и Деникину) в сионисты, которое ставит в тупик его сионистских биографов, может быть понято именно как ранее выражение процесса идеологического и политического перевооружения еврейской буржуазии. Ну а уже в 30х гг., когда стала очевидной ее фатальная слабость - отсутствие своего государства, которое могло бы защитить ее капиталы и саму жизнь, поддержка крупного еврейского капитала сионистам была обеспечена.

Итак, противостояние ассимиляционным тенденциям, которые бурно росли в европейском еврействе, начиная с середины 19 века, было в интересах традиционных правящих групп гетто и эмансипированной большой еврейской буржуазии. В этом их главным союзником стал антисемитизм. Перефразируя Вольтера, можно сказать без чрезмерного преувеличения, что если бы антисемитизма не существовало, сионистам пришлось бы его выдумать.

В 1925 Яков Клацкин, соредактор массивной Энциклопедии Иудаики так изложил полные выводы из сионистского подхода к антисемитизму:
«Если мы не признаем правоты антисемитизма, мы отрицаем правоту нашего собственного национализма. Если наш народ заслуживает и хочет жить своей национальной жизнью, тогда он является инородным телом в нациях, среди которых он живет, инородным телом, которое настаивает на своей особости, сокращая пространство их существования. Поэтому они правы, борясь с нами за свою национальную целостность... Вместо того, чтобы бороться против антисемитов, которые хотят ограничить наши права, мы должны основать общества для защиты от наших друзей, которые желают защитить наши права» . (Brenner)
Требование расовой чистоты связывает сионизм и фашизм как расистские идеологии. Более того, как теперь известно, этот центральный элемент в мировоззрении Гитлера был заимствован им в первую очередь из иудаизма и сионизма. Современная исследовательница венского периода Гитлера пишет, что больше всего в евреях молодой художник ценил «их умение сохранить чистоту “еврейской расы” в течение тысячелетий». Надо отметить, что в работах расовых теоретиков того времени, Листа и фон Либенфельса, опасной и разрушительной была не чужая раса, а только смешение рас, которое уменьшало ценность “арийского народа”, и которого надо было избежать любой ценой. Даже позднее, в 1930 Гитлер восторгался способностью евреев сохранить свою расу с помощью религии и строгих правил, особенно, запрет на браки с неевреями. Собеседник Гитлера Вагенер передает, например, такой пассаж будущего фюрера:

«Через Моисея еврейский народ получил жизненное правило на всю жизнь, которое было возвышено до статуса религии, полностью соглашалось с расовой сущностью и просто и ясно, без догм и сомнительных верований, трезво и абсолютно реалистично содержит в себе все то, что служит будущему и самосохранению детей Израиля. Все подчинено благополучию своего народа, ничто - соображениям пользы других [народов]..[...] мы должны с восхищением признать эту невероятную силу, с которой евреи сохраняют свою расу» (Hamann, 350-51).

Говоря об отношении нацистов к сионизму, надо упомянуть и взгляды Альфреда Розенберга, главного идеолога нацистской партии, который имел большое влияние на Гитлера в его ранний период, в начале 1920х. Уже в своей ранней книге След евреев в блужданиях времени (1919), в которой он отказывал евреям в способности иметь свое государство, Розенберг приветствовал сионизм. Идеология сионизма, видящая в евреях диаспоры паразитов на теле других народов, давала прекрасную возможность требовать их ущемления в правах, а цель сионистов - вывезти евреев из Европы в Палестину или куда-то еще - позволяла в будущем использовать их для поощрения еврейской эмиграции из Германии. Уже в начале 1920х в партийном органе НСРПГ Фолькише Беобахтер стали появляться статьи в поддержку сионистского плана еврейской эмиграции в Палестину. Но для Гитлера главным, что убеждало его в правоте сионистов, была их уверенность, что евреи не могут быть немцами. (Brenner)

Мы видим как расистское ядро сионистской доктрины естественно роднило сионистов с нацистами и определяло их положительное отношение к антисемитизму, а значит и к антисемитской политике и усиливающейся дискриминации евреев в Центральной и Восточной Европе. «Единственный путь», - пишет Ленни Бреннер, «который мог помочь евреям в борьбе за свои права в Восточной Европе, это был союз с рабочим движением, которое в этих странах видело антисемитизм в его истинном свете, т.е. как идеологическую бритву в руках их капиталистических врагов. Но хотя социалистическая революция означала равенство для евреев как евреев, она также означала экспроприацию еврейского среднего класса как капиталистов. Это было неприемлемо для местных кругов МСО, которые в подавляющем большинстве были буржуазией и практически не имели за собой рабочих... К 1920м гг. руководство МСО перестало даже притворяться, что оно действует в интересах евреев диаспоры и предоставило еврейским общинам самим заботиться о своей защите».

У сионистов было достаточно причин ненавидеть Советский Союз и желать его гибели. Ведь советскии евреи делали вещи, которые были анафемой для сионистов и раввинов. Они быстро и успешно ассимилировались. Освободившись от власти средневекового раввината они все чаще вступали в смешанные браки. Антисемитизм нацистов излечит их от этих глупостей и научит быть хорошими евреями. Такова, примерно, была логика сионистов. Надо сказать, что в историографии и критике сионизма тема СССР и антикоммунизма остается практически неизучена, а без этого невозможно понять классовой природы этого движения.

Фашизация сионизма связана с одним из его течений, а именно: ревизионистского сионизма, или просто Ревизионизма, основанного Зеевом Жаботинским в 1925 году. До этого сионизм оставался расовым национализмом, который отличался от других национализмов такого типа только особой агрессивностью и мессианизмом, так как ему только еще предстояло завоевать свою территорию, отняв ее у тех, кому она принадлежала. Расовые и позднее фашистские тенденции существовали и в других национализмах, например, в ирландском, но там речь шла о национально-освободительной борьбе с империалистами. Сионисты же с самого начала искали себе место под крылом империалистов, от которых они надеялись получить землю, будь-то в Уганде, Палестине или другом месте.

Вот как описывает Ревизионизм Норман Кантор в своей книге "Американское столетие".

"Правые сионисты в период между двумя войнами настолько отдалились от гетто и культуры штетла, что развили в себе склонность к фашизму... Менахем Бегин был воспитан польским Ревизионизмом. Он был лидером Бетар - военизированной организации ревизионистов, которая сознательно подражала немецким штурмовикам и чернорубашечникам Муссолини" (Сейчас ревизионисты стали партией Херут, основной силой блока Ликуд). Жаботинский и Бегин приветствовали нацистов. Они надеялись, что те выгонят европейских евреев в Палестину. Они также восхищались военной и террористической тактикой нацистов. Они пришли к выводу, что будущее принадлежит фашистским партиям и террористическим группам и стали формировать свои собственные. Это им пригодилось в 1943-47 гг. против британцев. Иргун Цви Леуми (Бегин) и Банда Штерна (Ицхак Шамир) выросли из движения ревизионистов и его организации Бетар".

На выборах на конгресс МСО в 1931 году Ревизионисты Жаботинского получили 21 % голосов, а в 1935 с усилением своих фашистских тенденций они порвали с МСО и создали свою отдельную организацию Сионистское ревизионистское движение (СРД). Важно отметить, что с самого начала ревизионисты были не только политическим движением. Они опирались и на военизированную молодежную организацию Бетар, основанную в 1923. (2) А в 1931 у них появилась и своя подпольная боевая организация в Палестине - IZL (Иргун Цвеи Леуми), отколовшаяся от Хаганы, военной организации МСО.

Еврейский Муссолини

Октябрьскую революцию основатель Ревизионизма Зеев Жаботинский встретил крайне враждебно. Его движение отличалось особым антикоммунизмом даже по сравнению с крайне правым ортодоксальным сионизмом. И дело не только в том, что Коминтерн был против сионизма и поддерживал национально-освободительную борьбу арабов. Это часто приводимое объяснение сводит политику и идеологию сионизма к оппортунизму, игнорируя его классовую сущность и вытекающие из нее идейные и ценностные установки.

Для Жаботинского было аксиомой, что сионизм это идеология еврейской буржуазии, к которой он относил всех евреев. С самого начала СРД он провозгласил свою приверженность буржуазной ориентации в социальных вопросах, так как, по его мнению, огромное большинство евреев принадлежало к среднему классу. Его идеалом было "корпоративное" (т.е. фашистское) государство, в котором профсоюзы должны были подчиняться арбитражу государства. (Heller) Правда, сам Жаботинский неоднократно протестовал против обвинений в фашизме, но в его попытках определить сущность Ревизионизма (а теоретиком он был, как и все сионисты, никудышным) легко заметить аналогичные фашизму и нацизму признаки. Вот что писал Жаботинский в 1933 году:
«Ревизионизм не есть “фашизм”. Единственное, что объединяет его с итальянским фашизмом это отрицание классовой войны, требование арбитрации как единственного средства решения трудовых конфликтов и подчинение классовых интересов интересам нации. Но ревизионисты верят в демократию, парламентский режим, свободу слова, прессы и организации».
И нацисты, пришедшие к власти парламенстким путем, и итальянские фашисты могли бы подписаться под этими словами постольку, поскольку "интересы нации" стояли во главе угла. Впрочем, декларации Жаботинского о своей приверженности демократии не стоит принимать всерьез. Они предназначались, как правило, для Великобритании, чтобы заручиться ее поддержкой планам сионистов сначала “колонизировать” Палестину, а затем основать еврейское государство по обоим берегам Иордана. Он пытался использовать Муссолини против Англии, а Англию против Муссолини. Знаменательно, что в 1935 году, когда ему пришлось защищаться от обвинений в фашизме, Жаботинский не придумал ничего лучшего, как заявить, что фашистский принцип превосходства нации над личностью, семьей или классом разделяют буквально все, включая социалистов и даже коммунистов, если последних испытать на прочность. Причем, в то время, как в фашизме классовая борьба была просто “запрещена”, в сионизме, по концепции Жаботинского, она была “аморальной”, что, учитывая теологические корни сионизма, куда сильнее, чем мирской запрет. В качестве последнего пункта своей защиты (всего их было пять) глава ревизионистов завил, что Италия была сильным государством, способным помочь сионизму.

Здесь надо заметить, что роль Израиля как верного подручного Вашингтона в его самых грязных и кровавых преступлениях против народов Третьего мира своими корнями уходит в сотрудничество сионистов с режимом Муссолини. В том же 1935 году Жаботинский встретился с Рафаэлем Гварилья (Raffaele Guariglia), функционером МИДа, курировавшим Эфиопию, для переговоров об открытии школы Бетара в Италии. Итальянец рассматривал это как шаг к освобождению Палестины от британцев, т.е. в контексте межимпериалистического соперничества. В 1936 году Жаботинский был настолько впечатлен победой Италии над Эфиопией, что открыто рекомендовал сионистам союз с Муссолини. Лидер фракции «активистов» фон Вейсл, стремившийся создать организационную и идеологическую связь между Ревизионистами и британским “Союзом фашистов” Освальда Мосли (тоже большого поклонника Муссолини), всецело поддерживал колониальную войну Муссолини в Эфиопии и заявлял, что поражение итальянских фашистов в ней будет “огромной бедой” для белой расы. (Heller, 379)

С самого начала сионизм выступал врагом освобождения народов от колониального гнета и ориентировался на союз с самым сильным империализмом. Учитывая тот факт, что еврейский капитал уже тогда занимал одно из центральных мест в системе капиталистического империализма, такой выбор не должен вызывать удивления. Еврейские капиталисты имели все для успешной конкуренции с капиталистами других наций. Все, кроме одного – у них не было своего национального государства. И недаром, что фашистские тенденции в сионизме стремительно растут именно в 1930х, когда еврейская буржуазия убеждается в своей уязвимости самым трагическим образом - ее начинают экспроприировать нацисты. (3)

Фашизация сионизма была наиболее успешной в Италии и Палестине. Уже в 1932 лидер итальянских Ревизионистов Леоне Карпи объявил о своем несогласии с мнением, что между сионизмом и фашизмом имеются непреодолимые различия. В Италии, заявил он, все члены ревизионистского движения одновременно являются и членами фашистской партии. (Heller, 368) Карпи сделал это заявление на Пятом мировом конгрессе ревизионистского движения в Вене. Стоить отметить и такую деталь. При входе в зал конференции Карпи приветствовал делегатов фашистским салютом. В ответ с мест вскочили делегаты Максималистской фракции и ответили ему таким же салютом. (Heller, 368 n.)

Впрочем, в восхвалении фашистского режима в Италии сионисты МСО не отставали от своих соперников Ревизионистов. В 1927 Наум Соколов, председатель исполкома МСО, а позднее его президент, вел в Риме переговоры с Муссолини. Майкл Леден, исследователь фашизма и еврейского вопроса, писал, что, выступая на последнем заседании, Соколов не только хвалил диктатора за его душевные качества, но и заверил, что фашизм был свободен от антисемитизма. «Истинные евреи никогда не боролись с вами», заверил он Муссолини. Эти слова, равнозначные одобрению фашистского режима, были немедленно растиражированы еврейской прессой по всему миру. Заверения в лояльности и выражения признательности к фашизму полились из всех еврейских центров Италии.

В Палестине позиции сионо-фашизма были также крепки. В 1933, т.е. в год прихода к власти Гитлера, сионистская пресса печатала многочисленные статьи, восхваляющие итальянский фашизм. Поклонник Жаботинского, издатель газеты Доар Хайом Итамар Бен-Ави писал: «Платформа Жаботинского это ничто иное, как фашистская программа во всей ее чистоте». В этой статье под красноречивым названием “Почему я фашист?” (21 декабря 1927) Бен-Ави призывал “еврейского Муссолини” (sic!) к объединению еврейской общины в Палестине в общем принудительном труде, который бы сплотил левых и правых. (Heller, 374-75)

В 1928 Абба Ахимейер, известный публицист-ревизионист и лидер фашистской группировки Максималистов, имел свою колонку в главном палестинском органе Ревизионистов газете Доар Хайом, которая так и называлась "Из дневника фашиста". В предверии приезда Жаботинского в Палестину он опубликовал статью под названием "На приезд нашего Дуче". (Бреннер). У Ахимейера было немало оснований назвать так основателя крайне правого крыла в сионизме. Группа Ахимейера достигла пика своего влияния в 1932, когда от нее было избрано 40 депутатов на мировой конгресс Ревизионистов. Интересно, что Ахимейер был настолько принципиальным противником демократии, что, уже будучи выбранным в депутаты, он отказался поехать на конгресс. Его место занял другой лидер Максималистов, поэт-мракобес Гринберг. Интересное описание этой фракции дал другой ревизионист, поэт Яков Кахан в письме Конгрессу.
«Серьезные ребята, крутые, озлобленные. В немалой мере их озлобленность - результат нужды и бедности каждого из них. Нельзя не почувствовать социального мотива в их идеологии... Их известная близость к нацистам...На самом деле, слово 'гитлеровец' для них является не ругательством, а похвалой». (Heller, 377-78)
Вряд ли сионист Кахане понимал, что он описывает человеческую трагедию целого поколения еврейской молодежи, которое было отравлено сионизмом и потеряно для борьбы за эмансипацию.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 3 [только новые]


moderator




Сообщение: 69
Зарегистрирован: 03.10.13
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.01.14 13:12. Заголовок: Приход Гитлера к вла..


Приход Гитлера к власти

Нацисты пришли к власти в январе 1933. 21 июня того же года Сионистская федерация Германии послала свой меморандум нацистской партии.
«В практических целях, Сионизм надеется заручиться сотрудничеством даже тех правительств, которые фундаментально враждебны по отношению к евреям, так как в работе над еврейским вопросом важны не сентиментальности, а реальные проблемы, решение которых соответствует интересам всех народов и особенно германского народа.»
В этом обращении сионисты также заявили о своем несогласии с бойкотом и другими мерами направленными против нового режима в Германии со стороны других стран. И действительно, через несколько месяцев нацисты использовали Мировую сионистскую организацию (МСО) против тех евреев, которые пытались бойкотировать немецкие товары.

На Мировом конгрессе МСО в 1933 году сионисты отвергли резолюцию, призывавшую к акциям против нацистского режима 240 голосами против 43. Во время этого конгресса Гитлер объявил о подписании торгового соглашения между Англо-Палестинским банком, принадлежавшим МСО и таким образом прорвал еврейский бойкот нацистской Германии в тот момент, когда, благодаря мировой депрессии, немецкая экономика была исключительно уязвима. Покончив с бойкотом, МСО стала главным торговцем нацистскими товарами на Ближнем Востоке и в Северной Европе. В Палестине сионисты создали специальный банк Ха'авара, для перевода туда капиталов немецкой буржуазии еврейского происхожения, на которые в свою очередь покупались большие партии немецких товаров. (Schoenman, глава 6). Нацисты отплатили им взаимностью.

В 1935 редакционная статья газеты СС Дас шварце корпс провозгласила свою полную поддержку сионизму. А Георг Карески, глава Сионистской государственной организации и Еврейской культурной лиги Германии восхвалял расовые Нюрнбергские законы (сентябрь 1935), объявляя, что сионисты «полностью одобряют» их. Стефен Визе, президент Американского конгресса сионистов и Мирового еврейского конгресса объявил, что «Гитлер был прав... Он называет еврейский народ расой, и мы являемся расой». Один из этих законов, хорошо забытый теперь, состоял в том, что отныне в Германии позволялись только два флага - один со свастикой, другой - бело-голубой, сионистский. В то время, когда в лагере смерти Дахау уничтожали тысячи немецких коммунистов и либералов, на улицах Берлина свободно продавался центральный орган сионистов Рундшау, а на их митингах звезда Давида реяла на флагштоках рядом с нацистской свастикой.

Интересно, что нацисты, не сомневаясь в лояльности сионистов, разрешили Бетару продолжать свою деятельность в Германии. Молодые сионисты проводили митинги, конференции, организовывали летние лагеря, спортивные мероприятия, занимались парусным спортом и приобретали навыки в сельском хозяйстве. Им было разрешено носить свою форму, которая включала коричневые рубашки, им было также разрешено печатать и распространять свою литературу, в том числе сионистские статьи, написанные в крайне националистическом, пара-фашистском духе. Национализм германского Бетара был направлен против Британии, арабов и левых сионистов. Не публиковались только материалы о положении в Германии. За этим исключением, публикации Бейтара практически не отличались от молодежной нацистской литературы. (Segev)

Свастика с Звездой Давида

K 1934, пишет Бреннер, СС стала самой про-сионистской частью нацистской партии. Замечательным эпизодом сионо-нацистских связей был шестимесячный визит в Палестину барона фон Милденштейна в 1933. Барон возглавлял Еврейский отдел СС (потом его заменит на этом посту Эйхман). Сопровождал его сионистский лидер Курт Тухлер. Результатом этой поездки была серия хвалебных статей, опубликованная в газете СС Штюрмер. Барон с похвалой описывал "нового еврея" сионизма, которого нацисты могли "понять и принять". На основе сообщений фон Милденштейна и по его настойчивым просьбам, министр пропаганды Геббельс напечатал в ведущем органе нацистской пропаганды Der Angriff (Нападение) объемистый доклад в 12 частях, в котором он тоже с похвалой отзывался о сионизме. А чтобы увековечить экспедицию барона, в 1934 Геббельс приказал отлить медаль, на одной стороне которой была вырезана нацистская свастика, на другой – звезда Давида. (Brenner) вот она


Роман сионистов с СС получил новое подтверждение в 1935, когда глава службы безопасности СС (СД) Рейнхардт Гейдрих, впоследствии создатель и глава эйнзатцгрупп для уничтожения евреев в рамках операции Барбаросса, опубликовал статью, в которой он разделял евреев на две “категории”, сионистов и тех, кто предпочитал ассимиляцию. Сионисты «придерживаются строгой расовой позиции и, эмигрируя в Палестину, они помогают построить свое собственное еврейское государство». По отношению к ним он выражал «наши благие пожелания и нашу официальную добрую волю».

Этот мало известный эпизод хорошо характеризует отношения, которые установились между новым нацистским режимом и МСО, и которые будут снова и снова проявляться в ряде ключевых моментов, даже после того, как природа “Окончательного решения” станет ясной всем. Во многих случаях это означало замалчивание сионистами информации о массовом уничтожении евреев. Эта сторона сионизма отношения сионистов к геноциду своего народа подробно изложена в книге С. Б. Бейт-Цви “Пост-угандийский сионизм”.

Итак, у сионистов не было никаких разногласий с нацистами в центральном вопросе об отношениях евреев с другими народами. И те и другие были согласны с основным постулатом антисемитизма, а именно: евреи не могут сосуществовать с неевреями.
«Сионисты, пишет Бреннер, не могут даже жаловаться, что Гитлер их обманул; они обманули сами себя....Сионисты было просто реакционерами, которые наивно решили подчеркивать черты своего сходства с Гитлером. Они убедили себя, что если они тоже были расистами, против смешанных браков, и верили в то, что евреи были чужаками в Германии, что если они тоже были против левых, то это сходство с нацистами будет достаточно для Гитлера, чтобы увидеть в них "честных партнеров" для дипломатического детанта». Единственное, с чем здесь трудно согласиться, так это с тем, что сионисты были "наивны". Настолько схожа была их идеология с нацизмом, что сионисты не могли не сознавать, что расизм нацистов будет таким же беспощадным по отношению к другим расам, как их собственный.

В 1937 Хагана, военная организация сионистов-трудовиков, начала прямые переговоры с СД (служба безопасности СС). Они велись агентом Хаганы Фейвалом Полкесом и Адольфом Эйхманом. Содержание их бесед, записанное Эйхманом, сохранилось в архивах СС. Вот несколько выдержек из этих записей.
«Полкес – национал-сионист... Как агент Хаганы он борется против коммунизма и англо-арабской дружбы... Он заявил, что готов работать на Германию в области сбора информации, если это не противоречит его политическим целям. Он также будет поддерживать политику Германии на Ближнем Востоке. Он постарается найти источники нефти для Рейха, не затрагивая сфер британского влияния, если Германия смягчит финансовые ограничения для еврейских эмигрантов в Палестину». (Brenner).
Здесь надо сказать несколько слов о специфически колонизаторском и капиталистическом характере этой эмиграции. В своем замечательном дневнике нацистского периода “Я буду свидетелем”, Виктор Клемперер описывает этот процесс, так сказать, изнутри. Приняв решение остаться в Германии во что бы то ни было, он описывает свои чувства и мысли по поводу сионистской пропаганды и тех немецких евреев из своего окружения, которые выбрали эмиграцию в Палестину. Клемперер, типичный ассимилированный немецкий еврей, был либералом, к коммунистам относился враждебно и не находил большой разницы между ними, нацистами и сионистами. (Правда, в конце концов, эту разницу нашел и... стал членом КПГ). Это придает его свидетельству своего рода объективность. Вот несколько выдержек из записей 1933 –34.
«Мы много слышим о Палестине; она нас не привлекает. Любой, кто переезжает туда, меняeт национализм и узость на национализм и узость. Кроме того, это страна для капиталистов. [...] Вальтер Йельски уехал в Палестину... Невольно я симпатизирую арабам, которые там сейчас восстали, чья земля сейчас “покупается”. Судьба краснокожих индейцев, замечает Ева (жена Клемперера – Е. Х.) [...] Ариец в Сионе находится точно в таком же положении, как евреи здесь. Сионисты, которые хотят вернуться к еврейскому государству 70 года с р.х. (разрушение Иерусалима Титом) мне так же враждебны, как и нацисты. С их любопытством к составу крови, с их “культурными корнями”, с их партийным лицемерием и туповатым стремлением повернуть историю вспять – они два сапога пара с нацистами. [...] Есть чтo-то фантастическое в том, что нацисты одновременно разделяют идеи коммунистов и Сиона. Рассказы фрау Шапс, только что вернувшейся от своих детей в Хайфе, утверждают меня в моей ненависти к сионизму».
Это сравнение палестинских арабов с коренными жителями Америки как жертв европейского колониализма, думается, не случайно приходит в голову жене Клемперера. Колонизацию Палестины сионистами можно рассматривать как специфическую главу в истории европейского колониализма и империализма. Сионизм возник в самом сердце Европы в целях захвата далеких земель, которые принадлежали другим. Поэтому сионизм с самого своего рождения связан с европейской идеологией презрения к неевропейским народам, взгляда на них как на унтерменшей. Империализм это еще одно звено, связывающее сионизм с фашизмом. Восхищение сионистов Муссолини и Гитлером сродни восхищению, с которым Гитлер отзывался о завоевании белой расой Lebensraum в Северной Америке. Это явления одного порядка. И сегодня идеология сионизма гармонически сочетается с наиболее реакционными элементами в идеологии евроамериканского империализма. (4)

В октябре 1937 Эйхман прибывает в Хайфу, откуда Полкес везет его в киббуц. После того, как британская разведка узнает, что Эйхман в Палестине, его высылают в Египет, и Полкес продолжает с ним переговоры в Каире. Вот выдержка из немецкого доклада об этих переговорах, полный текст которого приводится в пятом томе “Холокоста” Джона Мендельсона:
«В еврейских националистических кругах очень довольны радикализмом немецкой политики, потому что она настолько увеличит еврейское население в Палестине, что уже в обозримом будущем евреи могут рассчитывать на численное превосходство над палестинскими арабами».
А вот пример разведывательной информации, которую Полкес передавал нацистам:
«нелегальная коммунистическая радиостанция с особо сильным сигналом на Германию, по сообщению Полкеса, устроена на грузовике, который во время передач передвигается вдоль границы с Германией». (Brenner)

Максималисты

Одним из лидеров Максималистов был Абба Ахимейер (Abba Achimeir), поклонник дуче и проповедник “интегрального национализма”. Его и его сторонников отличала слепая ненависть к социализму и коммунизму. Ахимейер приветствовал приход к власти Гитлера призывом к еврейским массам учиться у нацистов, или у “германского шовинистического движения”. Сам он сделал из их успеха четыре “здоровых” вывода: 1) нельзя бесцеремонно попирать душу нации; 2) полное банкротство сторонников диаспоры; 3) ассимиляция не имеет никаких шансов, потому что здоровые нации стоят на страже своей чистоты; 4) Германия, величайшая из нееврейских наций, постепенно излечивается от коммунизма. Таким образом, Гитлер выражал гнев здоровой нации, которая была унижена. Что погромы 1881 сделали для российских евреев, то же сделал нацизм для евреев Германии. В обоих случаях их наставили на путь истины. Соратник Ахимейера Ейвнин объяснял, что нацизм был не возвратом к варварству, а скорее освобождением от интернационалистических идеалов и возвратом к идее национализма. Вдохновленная победой Гитлера, протофашистская тенденция в Ревизионизме начала брать верх. 22 марта 1933 ревизионисты опубликовали Лодзенский манифест, в котором обозначился этот сдвиг. А три дня спустя газета максималистов Хазит Ха-Ам (Народный фронт) выступила с открытой поддержкой нацизма:
«Социалисты и коммунисты думают, что движение Гитлера это пустая оболочка – но мы думаем, что в нем есть и форма и содержание. Антисемитская форма должна быть отброшена, остаться должно анти-марксистское содержание».
«Разница между Гитлером и Тельманом [лидер КПГ – Е.Х.]», - писала другая их газета, «состоит в том, что первый являетса субъективным антисемитом, а второй объективным». Правда состояла, конечно, в обратном. Несмотря на субъективную ненависть к Гитлеру и нацизму со стороны большинства сионистов, объективно они оказались его подручными.

Преступление в преступлении

Венгерские евреи преуспевали в Венгрии и успешно ассимилировались. Венгерская буржуазия была преимущественно еврейского происхождения. В глазах сионистов бОльшего порока не существовало. И когда в марте 1944 немцы оккупировали Венгрию эта деталь сыграла фатальную роль для ее еврейского населения. В отличие от Польши, где три с половиной миллиона евреев жили в гетто, венгерские евреи растворились в венгерском обществе. Они пользовались всеми правами венгерских граждан, служили в венгерской армии (фашистской), воевали и на Восточном фронте, у них были венгерские имена. Как Эйхман мог найти и собрать их вместе для уничтожения? Он мог это сделать только с помощью своих старых друзей, сионистов, и к ним он обратился за помощью. Его главным помощником стал лидер еврейских профсоюзов, сионист Резо Кастнер. Вот как Эйхман описывает Кастнера и свою сделку с ним:

"Этот доктор Кастнер был молодым человеком моих лет, холодный адвокат и фанатичный сионист. Он согласился помочь, чтобы евреи не сопротивлялись депортации, и даже поддерживать порядок в лагерях их сбора, если я позволю нескольким сотням или тысячам молодых евреев нелегально эмигрировать в Палестину. Это была хорошая сделка. За поддержание порядка в лагерях цена в 15-20 тысяч евреев - под конец могло быть и больше – не была для меня слишком высокой. За исключением, пожалуй, первых встреч Кастнер не выглядел испуганным, ведя переговоры высоким чином Гестапо. Мы беседовали как равные. Люди сейчас забывают об этом. Мы были политическими оппонентами, стремившимися достичь соглашения, и полностью доверяли друг другу. Когда он был со мной, Кастнер курил сигареты, как будто он сидел в кафе. Во время разговора он курил одну за другой ароматные сигареты, которые он вынимал из серебрянного портсигара и зажигал маленькой серебрянной зажигалкой. С его прекрасными манерами и выдержкой он мог бы быть идеальным офицером Гестапо. ... Его главной целью было обеспечить возможность эмигрировать в Израиль для избранной группы евреев".

Эйхман, ученик горячего поклонника сионизма барона фон Милденштейна, был начитан в сионистской классике и особенно любил книгу А. Бома “Сионистское движение” (Die Zionistische Bewegung), которую мог цитировать наизусть целыми страницами. Он два с половиной года изучал иврит и до войны имел многочисленные сношения с сионистами. Особенно близкие контакты у Эйхмана были с чешскими сионистами. Он продолжает о Кастнере:

"Я верю, что Кастнер пожертвовал бы тысячью или ста тысячами своих соплеменников для достижения своих политических целей. Его не интересовали старые евреи или те, кто ассимилировался в венгерском обществе. Но он был невероятно настойчив в спасении биологически ценной еврейской крови, т.е. человеческого материала, который был способен к размножению и тяжелой работе. “Всех других вы можете взять себе,”- говорил он мне, “но вот эту группу оставьте мне”. И так как Кастнер сослужил нам огромную службу, помогая поддерживать порядок в депортационных лагерях, я позволял этой группе бежать. В конце концов, тысяча-другая евреев меня не волновала".

Андре Бисс, работавший с Кастнером в Будапеште, так описывал людей, которые садились на знаменитый поезд, который достиг Швейцарии 6 декабря 1944:

"Потом подошла наиболее многочисленная группа, гордость Кастнера – сионистская молодежь. Она была составлена из членов различных организаций сельскохозяйственных пионеров, крайне правых “ревизионистов”, у которых уже были эммиграционные сертификаты, и сирот.... Последними подошли те, кто могли заплатить наличными за свое путешествие, ведь нам было нужно собрать сумму, которую требовали немцы".

Так в Венгрии сионисты помогли нацистам уничтожить около 450 тысяч евреев для того, чтобы спасти и перебросить в Палестину несколько сот человек, которые помогут завоевать ее у арабов. Не только с точки зрения Кастнера, но и по мнению Верховного суда Израиля, вынесшего ему оправдательный приговор (уже после смерти Кастнера от руки крайне правого сиониста), большинство венгерских евреев не представляли никакой ценности для будущего Сиона, потому что они были ассимилированы. В своем решении Суд с одобрением цитировал слова Кастнера: «Венгерские евреи были ветвью, которая давно засохла» и сходное с этим “живым описанием” другое: «Большая еврейская община в Венгрии была лишена какой-либо еврейской идеологии». Еще более важен для оценки дела Кастнера тот факт, что израильские лейбористы не только не осудили его, но и настаивали на том, что, если Кастнер виновен, то виновны и они. Иначе говоря, они поступили бы также в подобной ситуации.

Банда Штерна

В начале января 1941, когда Вермахт терпел свое первое поражение под Москвой, сионисты официально обратилась к нацистам с предложением своей военной поддержки. Это было уже их второе такое предложение. Они называли себя Фашистскими борцами за свободу Израиля. Чаще они известны как "Банда Штерна" или Лехи. Их предложение предусматривало сионистское вторжение в Палестину с помощью нацистов, с тем чтобы часть еврейских сил была брошено на поддержку Вермахта на Восточном фронте. Нацисты сочли это предложение нереалистичным, т.к. сионисты в Палестине были полностью заняты жестоким угнетением арабов.

Хотя с началом Второй мировой войны Жаботинский приказал прекратить военные операции против англичан, бОльшая часть боевой организации ревизионистов Иргун решительно отвергла участие в войне против Гитлера. Ее лидером был Абрам Штерн,
поклонник Савинкова и Пилсудского, проповедник социального дарвинизма как решающего фактора в освобождении наций. Штерн считал Жаботинского либералом за его сомнения в отношении террора против арабов и верил, что единственным спасением для евреев было создать свою сионистскую форму фашизма. Он участвовал в сотрудничестве Хаганы с нацистами и видел, как Жаботинский флиртовал с Муссолини. Сам Штерн был лично связан с польскими антисемитами. Но он считал, что все это были половинчатые меры, и что сионисты предали Муссолини. Для победы, спорил Штерн, сионисты должны стать союзниками как Муссолини, так и Гитлера.

Главным врагом для банды Штерна была Британия, завоевательница родины евреев, Германия только “преследовала”их. Особые надежды возлагались на “русских” евреев. Сионисты считали их менее ассимилированными, чем западно-европейские. После победы Гитлера на Востоке, они переселятся в Палестину и станут главной силой в построении еврейского государства. Более того, боевики Лехи восхищались организацией еврейского гетто и его культурной жизнью в Варшаве, как маленьким прообразом еврейского общества в Эрец Исраэль. В конце концов, после ряда террористических актов против англичан, Штерн был застрелен британской полицией, но его дело продолжили его партайгеноссе, главным из которых был Ицхак Шамир, будущий министр иностранных дел Израиля, который в 1944 году организовал убйство лорда Мойна.

То, что политик, предлагавший себя в союзники Гитлеру в то время, когда эйнзатцкоманды вели массовое уничтожении евреев на Востоке, мог занять такой пост в "еврейском государстве" говорит само за себя. Когда Бегин назначил Шамира на этот пост и увековечил Штерна выпуском почтовых марок с его портретом, он сделал это, прекрасно зная об их прошлом. Нет лучшего доказательства," - заканчивает Бреннер, "что наследие сионистского сговора с фашистами и нацистами и лежащая в его основе философия продолжают жить в современном Израиле". Сегодня, 15 лет спустя, приходится поправить Бреннера. Сионо-фашизм не только продолжает жить в Израиле, он стоит у власти в этой стране, он отравил сознание ее народа и готовится к "окончательному решению" палестинского вопроса по рецепту своего давнего партнера-противника.

Примечания
1) Житловский с презрением отверг это предложение.
2) Как и их коричневые рубашки нацистских штурмовиков, гимн Бетара - “Из праха и грязи/В крови и поту/Встанет гордая, благородная и свирепая раса” - по идеологии и стилистике не отличался от фашистских.
3) Этой мыслью я обязан А. Баумгартену, который развил ее в процессе нашего обсуждения моей статьи.
4) Симптоматично, что в то время, когда Израиль снабжал режим Пиночета кластерными бомбами и тренировал его военных на своих базах, главным советником Пиночета по "внутренней безопасности" и одним из создателей страшной секретной полиции DINA был ни кто иной, как Вальтер Рауфф, оберштумбанфюрер СС и создатель нацистских передвижных газовых камер, ответственный за смерть 97 тысяч евреев. Рауфф был в списке разыскиваемых нацистских преступников и уже был приговорен к смерти послевоенным судом. Рыбак рыбака...

Евгений Хайкин
http://www.left.ru/2002/15/khaikin65.html

Список использованной литературы

Lenni Brenner. Zionism in the Age of the Dictators. A Reapprisal. (1983) Internet edition
http://www.marxists.de/middleast/brenner/index.htm
Brigitte Hamann. Hitler’s Vienna. A Dictator’s Apprenticeship. New York: Oxford UP, 1999).
Joseph Heller. “The Failure of Fascism in Jewish Palestine 1925-1948”. Fascism outside Europe. Ed. Stein Larsen. New York: Columbia UP, 2001.
_________ . The Stern Gang: Ideology, Politics and Terror, 1940-1949. London: Frank Cass, 1995.
Viktor Klemperer. I Will Bear Witness. A Diary of the Nazi Years 1933-1941. New York: Random House, 1998.
Tom Segev. The Seventh Million: the Israelis and the Holocaust. New York: Hill and Wang, 1993.
Israel Shahak. Jewish History, Jewish Religion. London: Pluto Press, 1994. В Интернете по адресу:
http://www.duke.org/shahak/english/default.htm
Ralph Schoenman. The Hidden History of Zionism. (1988) Internet edition
http://www.balkanunity.org/mideast/english/zionism/






Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 111
Зарегистрирован: 03.10.13
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.07.14 13:58. Заголовок: Германский фашизм — дитя сионизма


Кратко из предыстории вопроса. Иудаизм тысячелетиями вбивал в головы своей паствы догму об их «богоизбранности» и предназначении владычества всем миром. До эпохи буржуазных революций — эта идея не выходила за рамки их религиозных предубеждений. Господство же буржуазных демократий — открыло простор для материализации их вековых вожделений.

В 1871–76 гг. А. Пайк разработал стратегическую программу захвата мирового господства на основе трех мировых войн: Первой — уничтожение самодержавных империй в Европе; Второй–России, как геополитического игрока; Третьей — православия и ислама.

Цель Первой мировой войны была достигнута. Дальнейшая технология — под Красным флагом пролетариата подвести их под революции и объединенными силами поставить весь мир на колени. Этот вариант, глашатаем которого был Троцкий («Даешь мировую революцию!»), похоронил Ленин, отказав в военной помощи Веймарской республике и Венгрии, где революционный процесс отставал. На арену выходит второй план: покорить Европу экономически, а следовательно и мир (т. к. США были уже колонией сионистов с конца XIX века), путем интенсивной индустриализации Германии по «Плану Дауэса» и удержания других стран в отсталости, особенно — Россию! Когда же, по инициативе Сталина, СССР приступил к индустриализации страны и этот путь (с разгромом троцкистской оппозиции) стал неотвратимым — сионисты стали помогать Союзу с тем, чтобы натравить двух гигантов друг на друга и уничтожить одним махом наиболее воинствующие народы в мире. Теперь к основной теме.

Во имя чистоты дальнейшего отражения хода событий, внесу некоторые коррективы в писаную историю фашизма. ФАШИЗМ (от итал. fascio — пучок, вязка хвороста). В политикуме — это отказ от «фигового листка», и переход к реальной демократии — насильственным методам удержания власти капиталистов. Потребность в нем, была вызвана неспособностью справиться с нарастающим революционным порывом народных масс и удержания в руках мировой экономики. Классовая опора фашизма — лавочники, мелкие и средние буржуа, обыватели и оглупленные пролетарии. Первым фашистским государством, в чем, в отличие от «профессиональных историков», я уверен — была Венгрия. В 1920 году там был установлен режим Хорти — «первая ласточка» фашизма. В Италии же фашистский режим был установлен только в результате путча Муссолини после известного «Похода на Рим» 28-29 октября 1922 г. Но Италия и Венгрия, как карликовые государства, были малопригодными для выполнения грандиозных планов сионизма по уничтожению наиболее воинствующих наций в Европе — России и Германии. Поэтому их ставка была сделана на Германию потерпевшую поражение в Первой мировой войне и униженную условиями Версальского мирного договора.

Территориально Германия возвращала: Франции — Эльзас и Лотарингию (в границах 1870 г.), а также оккупированные ее территории; передавала Бельгии — округ Мальмеди, Эйпен и нейтральную часть Морене; Польше — округ Познань, поморье — части Западной Пруссиии и Вехнюю Силезию; собственность на угольные шахты Саарского бассейна — Франции, а его территория была передана под юрисдикцию Лиги наций на 15 лет (далее — по решению плебисцита!); Данциг (Гданск) — становился «вольным городом»; г. Мемель (Клайпеда) — по усмотрению победителей, а с февраля 1923 г. передан Литве; Чехословакии была отдана часть Силезии.

Германия обязывалась: признать независимость Австрии, Польши и Чехословакии; содержать 50 км. демилитаризованною зону к Востоку от Рейна, не иметь военной промышленности, ВВС и ВМФ, а сухопутную армию — не более 100-тысяч. Все германские колонии были разграблены победительницами по квотам Лиги Наций: в акватории Тихого океана — Японией и Австралийским Союзом, в Африке — Францией и Англией. Кроме всего Германия теряла концессии в Китае и была обязана возместить убытки от оккупации стран Антанты, т. е. выплатить контрибуцию в размере 100 миллиардов марок золотом.

«Поражение Германии», привыкшей к триумфальным победам времен Бисмарка, буквально повергло нацию в шок! Условия Версальского мирного договора — породили реваншистские настроения буквально во всех слоях народа: у буржуа — вследствие потери зарубежной собственности и колоний, у трудящихся — нищета и репарационный хомут на шее. Эти условия, созданные международным сионизмом, и стали питательной почвой, породившей фашизм. Экономическая составляющая его становления представлена ниже.

На сегодняшний день вопрос об источниках (и их объемах) финансирования Германии, и Гитлера в отдельности, зашорен. Определенные круги делали и делают все, чтобы скрыть от мировой общественности реальный ход событий. Уже на Нюрнбергском Суде, вопрос о финансирования Германии и Гитлера был сведен к двум лицам — Тиссену и Шахту. При этом Шахт на Суде нагло отрицал свою вину, списывая все на профессиональное исполнение ним своего служебного долга, руководителя Deutschе Вank. О тенденциозности в рассмотрении данного вопроса на Нюрнбергском суде робко заявил только представитель СССР, но не настаивал на его широком рассмотрении, так как Союз рассчитывал на кредиты США для восстановления народного хозяйства страны, получаемые при посредничестве Еврейского Антифашистского Комитета СССР (а получил — фигу).

Вследствие поражения клана Моргана на Версальской конференции (где восторжествовали интересы Ротшильдов: до войны США были должны Европе $6 млрд., а после нее — Европа была должна США $10), «обиженные» стали обращать внимание на страны мира, недовольные итогами Первой мировой войны: Россию, Германию, Италию, Турцию и Японию. Германия стала объектом особой заботы сионистов США потому, что она была наиболее экономически развитой и одной из двух наиболее воинствующей наций в мире. Россию, они уже — считали «в своем кармане».

В 1924–1929 гг. Германия получила по «Плану Дауэса» от США — 2,5 млрд. долл., от Англии — 1,5 млрд. долл. (Примерно 400 млрд. долл. по курсу 1999 г., а в сегодняшних ценах — больше одного триллиона). Это дало возможность германской промышленности практически полностью обновить производственное оборудование и создать базу для восстановления военного производства. В 1929 г. американские инвестиции в Германию составили 70% всех иностранных капиталовложений, и большая часть из них контролировалась американской финансовой группой Моргана. Согласно «Плану Дауэса» возрождение германской промышленности было рассчитано на реализацию ее продукции на рынках стран Восточной Европы и СССР, которые должны были стать аграрно-сырьевыми придатками германского промышленного комплекса.

В 1929 году вступил в силу «Юнга План» (по имени американского банкира Young, разработчика программы) по репарациям Германии, принятый на Гаагской конференции. Согласно ему, ежегодные репарации Германии снижались до 2 млрд. марок, снимались налоги на промышленность и транспорт, выводились международные наблюдатели и оккупационные войска из Рейнской области (лакомый кусочек, с которого Гитлер начал удовлетворять «свой аппетит»).

Весомый вклад в дело возрождения Германии внес П. Буш — дед Буша-младшего. Он был главным акционером немецкой фирмы «C. S. S. C.», американской компании «Браун Бразерс», производящей в Германии: 50% чугуна, 40% стали и 1/3 взрывчатых веществ. С началом гонений евреев компания была переименована «C. А. S. C.». Она имела филиал в Освенциме, где работали узники концлагеря. Заслуги П. Буша перед фашистской Германией были высоко оценены Гитлером — он в 1938 году получил медаль «Im Namen des Deutschen Reiches» (адекватна званию «Лучший немец», — полученное Горбачевым за сдачу Союза), учрежденную для иностранцев годом раньше. Такое отличие «заслужили» только три американца.

(В 1951 году, когда «притупились страсти», П. Буш получил свои дивиденды от работы освенцимского филиала в сумне 1,5 миллиона долларов).

За два года до прихода к власти Гитлера Л. Макфедден информировал Конгресс США о том, что налогоплательщики страны работают на Германию: «С помощью Совета директоров Федерального Резерва… в Германию было накачано… более $10 млрд. Вы все слышали о том, какие большие проекты реализуются сейчас в Германии… современнейшие здания и огромные планетарии, спортивные залы и плавательные бассейны, великолепные государственные автотрассы и передовые фабрики и заводы. Все это делается на наши деньги, переданные Германии по решению Совета директоров Федерального Резерва».

На сегодня можно точно утверждать только то, что наибольший вклад — в немецкий IG Farben внес американский General Electric (и его дочерняя компания Osram). Иными словами — Тиссен имел прямую связь с финансистами Уолл-стрита, которые уже тогда были в центре финансовой элиты мира.

Сегодня же усилия сионистов направлено на то, чтобы увести внимание, еще способных к анализу людей, от американских финансистов (и связанных с американским капиталом), породивших Гитлера.

Взглянем на проблему с видимой стороны, рассмотрев незначительную толику скрытых от глаз обывателей источников становления фашистской Германии.

1. Объем контрибуции, рассчитанной Английской комиссией под председательством австралийского премьера Юза, составил 24 миллиарда фунтов стерлингов, что соответствовало 480 миллиардам марок золотом. После долгих закулисных переговоров, указанная сумма контрибуции была сокращена до 100 млрд. марок (!) с погашением в следующем порядке: до 1 мая 1921 года — выплатить 20%, а остальные — за 30 лет. Все указанные платежи, при «попустительстве» стран-победительниц, выполнялись неаккуратно, что в исключительную заслугу причислял себе Шахт. (Иинформация к размышлению: если бы первоначальная сумма контрибуции не «кастрировалась», а финансовые потоки из США, Англии и Франции не «орошали» бы Германию, то она, по итогам Первой мировой войны, выплачивала бы долги до сих пор!!!)

2. 12 декабря 1926 года Лига наций, по инициативе Франции и Англии, сняла военный контроль и удалила международных наблюдателей из Германии. Тем самым она фактически открыла Германии путь к милитаризации.

3. В 1929 году вступил в силу «Юнга План», сокративший годовые платежи по репарациям, а в 1931 году — принят мораторий по выплатам репарациям, платежи и поставки по которым уже не возобновлялись вообще, так как июле 1932 года Лозанская конференция амнистировала немецкие долги.

4. 27 марта 1933 года и 19 октября 1933 года — Япония и Германия выходят из лиги наций, однозначно указывая тем самым свой курс на подготовку к войне! Не лишнее напомнить, что в этом году приходят к власти Гитлер и Рузвельт?!

5. В воскресенье 9 октября 1934 года в Марселе были убиты король Югославии и министр иностранных дел Франции Барту. Мир шокирован терактом века. Но он был предсказуемым и ожидаемым. В доказательство чего привожу часть воспоминаний французской журналистки Ж. Табуи о встрече с послом Германии Кестнером (который не был национал-социалистом и не разделял внешней политики Гитлера) 30.12.1933 года, в день убийства Дука, Премьер-министра Румынии. В беседе Кестнер намекнул на причастность фашистской агентуры:

— Если бы вы только знали, о чем ониговорят в Германии. Еще несколько таких убийств, как это, и Германия будет в состоянии разрешить свои проблемы и достичь своей цели, не прибегая к войне в Европе.

— Действительно, мне кажется, господин посол, что убийство — не новшество в жизни Веймарской республики.

— Да. Но результатов того, о чем я говорю, ожидают от убийств в других странах Европы, а не в нашей собственной. Они утверждают, что Германия обойдется и без войны с помощью шести рассчитанных политических убийств.

— Шесть убийств! — воскликнула я. — Вы шутите!

— Прежде всего, есть Дольфус (убит 25 июля 1935 г.). По мнению Берлина, он единственный австриец, находящийся в серьезной оппозиции к аншлюсу… После него идет король Югославии (убит 09.10.34.). Берлин верит, что когда его уберут с дороги, перспективы альянса между Югославией и Францией будут сведены на нет. Затем они хотят разделаться с Румынией и особенно Титулеску, который пользуется расположением Парижа и Лондона. …Затем, они хотят ликвидировать Бенеша. Они надеются, что, как только это будут сделано, германское меньшинство в Чехословакии сами прибегут в объятия Веймарской республики.

— Так! — Но это только четыре?

— Да. — другие два? Имеется еще бельгийский король Альберт — традиционный враг в глазах большинства немцев. На Вильгельмштрассе считают, что, пока Альберт жив, Бельгия никогда не войдет в германскую систему.

— Ясно, что должны быть и такие французские деятели…

— Да, есть несколько. И среди них особенно Эррио. … потому, что это человек, которого они в настоящий момент боятся больше всего, несмотря на то, что он дал им «равенство в правах» …» (справка: пост Эррио занял Барту).

Узнав об убийстве Дольфуса 26 июля 1935 г., Барту сказал: «Мы все ответственны за Австрию» и добавил — теперь «мало надежд на сохранение мира».

Далее, в канун поездки на встречу с королем Югославии, сторонником создания коллективной безопасности, Барту предложил Ж. Табуи совместную поездку в Марсель. «Когда я ответила, что предпочту ожидать его в Париже, он улыбнулся:

— А, так вы боитесь, что будет покушение?

— Нет, — ответила я, смеясь. — Это не причина. Но что заставляет вас думать, что покушение будет?

— Кажется, — ответил он рассеянно, — что они раскрыли в Марселе заговор каких-то анархистов с целью покушения». Желающие более глубоко вникнуть в проблему, читайте: G. Tabouis, They calledme Cassandra, N. Y. 1942, p. 144 — 146).

Здесь следует добавить. Внеочередником в германском списке смертников был И. В. Сталин, убийство которого возлагалось «на военный заговор». О нем будет изложено в другой раз.

История свидетельствует, что большому фашистскому кровопусканию предшествует ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕРРОРИЗМ, что и сегодня мы видим на каждом шагу! Тогда террористическими государствами были Германия и Италия, а сегодня США и Израиль. Других же террористических государств в мире нет и в помине, а есть только государства, не ставшие перед сионизмом на колени, и не лижущие ему места, до которых могут достать только с колен!!!

6. 13 марта 1935 года Германия заявляет миру, что считает себя свободной от ограничений по военной авиации и ВМФ.

7. 18 июля 1935 года, в одностороннем порядке, заключает с Англией морское соглашение, позволяющее Германии иметь ВМФ до 35% от военной мощи Англии. С этого момента Англия является нарушителем Версальского мирного договора и прямым подстрекателем Германии к войне!

8. Германские войска, 7 марта 1936 года вступили в Рейнскую зону. Накануне состоялось совещание у Гитлера, где военные возражали против данного шага, способного вызвать новою войну с Францией, а войска Германии еще очень слабы. Гитлер же утверждал, «что Франция не будет действовать. Если же Франция окажет сопротивление, это будет означать его личный крах и конец нацизма». Исходя из этого, командующий вводимого германского контингента войск генерал В. фон Бломберг издал приказ, что если с французской стороны прозвучит хотя бы один выстрел, то войска немедленно должны покинуть зону! Но, никакого сопротивления не последовало, и Германия без единого выстрела вышла на границу 1870 года. Вопрос: «на чем же базировалась уверенность Гитлера»!? Ответ -только на невидимую силу сионизма!»

9. В 1936 году в Берлине состоялись XII Олимпийские игры? Здесь возникает вопрос: «Какими же принципами руководствовалась функционеры от спорта, та сволочь, которая покрыла Олимпийское движение несмываемым. кровавым пятном, отдав право на проведения очередных Игр фашистской стране, где в течение предыдущих трех лет были умерщвлены десятки тысяч патриотов, а около 400 тыс. антифашистов — томились в лагерях смерти!

10. В марте 1938 года, в нарушение условий Версальского мирного договора, состоялся аншлюс с Австрией, увеличивший территорию и количество штыков.

11. С согласия Англии и Франции, в октябре 1938 года, были оккупированы Судеты, а в марте 1939 года Чехословакия была проглочена Германией целиком, что увеличило ее военный потенциал примерно в два раза.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 112
Зарегистрирован: 03.10.13
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.07.14 14:09. Заголовок: Гитлер — "Баловень" сионизма


После поражения на Версальской мирной конференции, американский финансовый капитал, вотчина сионистов не менее чем на 90%, сделал ставку на совершенно новые политические силы: в России — на союз «генетических грабителей и ограбленных», под лозунгами марксизма-ленинизма, а Германии и Италии — на фашизм, почву которому они подготовили заранее согласно плану Пайка, разработанному еще в 1871 г.

Крупп, еще до притока американского капитала по «Плану Дауэса», стал с 1919 года оказывать финансовую помощь зарождающимся реакционным политическим группировкам, которые и посеяли семена настоящее нацистской идеологии. К одной из таких групп, носящей название «немецкая рабочая партия», в 6 членов и кассой 7 марок и 50 пфеннигов, чисто случайно, летом 1919 года примкнул Гитлер (чл. билет №7). Понятие «случайно», относится только к названию данной группы, так как Гитлер к тому времени уже «созрел» и подумывал о создании своей, фашистской партии. Он взял на себя роль пропагандиста и вел ее, следует признать, очень умело и эффективно. Основой пропаганды стала уничтожающая критика унизительного Версальского Договора в духе реваншизма и анализ причин поражения Германии. Такой подход, находил отклик в душах немцев, и поэтому партия росла как на дрожжах. Словом — он крепко схватил «быка за рога» и его авторитет в народе стремительно рос. Став лидером партии, он переименовал ее в «Немецкую национал-социалистическую рабочую партию Германии» (НСДАП) и дал ей новую атрибутику.

Но вернемся к основной теме — источникам финансирования лично Гитлера. Данный вопрос до сих пор в полной мере не изучен. В «Майн Кампф», Гитлер указывает на источник существования НСДАП — выручку от продажи билетов на лекции. Но она не могла покрыть расходов на содержание офиса, приобретение газеты «Фелькишер беобахтер» («Народное Обозрение»), организацию чартерного поезда из Мюнхена в Кобург в октябре 1922 г. для демонстрации силы нацистов. Только из Мюнхена выехало свыше 800 человек со знаменами и оркестром в 42 человека. Что же касается личных расходов фюрера, то согласно его декларациям, он, прежде чем стал рейхсканцлером, был обедневшим писателем, живущим за счет гонораров и с автомобиля, купленного в кредит. Средства для личного секретаря Рудольфа Гесса, шофера, и расходы на политическую деятельность, пришли откуда-то. Это подтверждает всеобщее правило, что в политике, расходы никогда не совпадают с официальным источником их доходов в декларациях.

И. Фест, послевоенный биограф Гитлера, отмечал, что с 1922 г., началось финансирование Гитлера на постоянной основе из Чехословакии, Швеции, и Швейцарии. По его словам, «осенью 1923 г., накануне «Пивного путча», Гитлер съездил в Цюрих и вернулся оттуда «с чемоданом денег». (Мюнхенский суд «увидел» только $ 20.000 от промышленников Нюрнберга). Фашистский путч, организованный Гитлером состоялся 8–9 ноября 1923 года. Его целью было свержение власти в Веймарской республике. В первый день, в пивном баре, они арестовали Президента Веймарской республики и ряд высокопоставленных чиновников, а 9 ноября, Гитлер возглавил колону нацистов, направляющуюся к центру города. Дорогу преградила полиция, началась перестрелка, в ходе которой было убито 16 человек. (Идя впереди, Гитлер остался невредимым — не баловень ли судьбы). «Пивной путч» был провален.

11 ноября 1923 г. Гитлер был арестован. Суд начался 26 февраля 1924 года. Скамью подсудимых Гитлер превратил в трибуну, пропагандируя идеи национализма, чем завоевал симпатии в деловых кругах Германии. Гитлер 1.04. 1924 г. был осужден за государственную измену на 5 лет, но просидел в тюрьме только год, месяц и 10 дней (? Кто-то позаботился о его «судьбе»).

Освободившись 20.12.1924 года, он поселился в Оберзальцберге, где жил на протяжении нескольких лет, а в 1928 г. снял виллу, которую позже приобрел и назвал «Бергхоф». Запрет на НСДАП был снят 24.02.1925 г. (официальное возрождение партии состоялось на съезде 27 февраля), а уже через два дня, вышел в свет первый номер воссозданной «Фёлькише беобахтер». (Если надо — можем!)

С 1924 года «симпатизирующие Гитлеру» Тиссен, Voegler, Kirdorf и Шредер, тайно выдают значительные суммы нацистам. Огромную помощь ему стал оказывать Земельный союз. Финансовая помощь Гитлеру стала носить стабильный характер. (Свидетельством тому могут служить Протоколы переговоров между немецкими промышленниками и представителями Гитлера — Яльмаром Sehaeht и Рудольфом Гессом) Характерно, что немецкие финансисты Гитлера были преимущественно директорами картелей с американским капиталом. За исключением Тиссен и Kirdoff, в большинстве случаев они были многонациональны. Это — фирмы: ИГ. Фарбен, AEG, DAPAG и т. п. Paul M. Warburg, первый директор Федерального резервного банка Нью-Йорка и председатель Банка Манхэттена, был директором Farben, а в Германии его брат Макс Варбург был также директором ИГ Farben.. Наконец, Карл Бош американских IG Farben также директор Ford Motor Company AG в Германии и т. п.

В 1925 году семья Уго Stinnes выделила Гитлеру средства для преобразования нацистской «Фёлькишер беобахтер» в ежедневную полноформатную газету.

В 1931 году члены коалиции, возглавляемой Kirdorf, обязались платить Гитлеру 50 пфеннигов с каждой тонны проданного угля.

Глин Робертс, самый влиятельный человек в мире 1921 года, утверждает, что из фирмы Shell, гигантского англо-голландский детища, сэр Генри Детердинг в 20-е и 30-х годы лично финансировал Гитлера. Поль Фор в газете «Le Journal» обвиняет французскую фирму Schneider-Creuzot, связанную с Уолл-стрит, в финансировании Гитлера. В мае 1932 г. на так называемом «Kaiserhof совещании» между Schmitz И. Г. Фарбен Макс Ilgner (американских IG Farben), и немецкой калийной Trust, было решено передать «в депозит» на кредитный счета Р. Гесса в Deutsche Bank более 500.000 марок.

20 февраля 1933 в доме Геринга было проведено совещание, по сбору средств на избирательную кампанию Гитлера, под председательством Ялмара Шахта. На нем присутствовали: Крупп фон Болен, президент Der Reichsverband Deutschen Industrie; фон Шницлер (И. Г. Фарбен), президент ассоциации немецкой экономики; д-р Альберт Voegler (ведущий человек Vereinigte Stahlwerke); фон Loewenfeld, д-р Штейн (руководитель Gewerkschaft Огюст-Виктория) и т. п. На совещании Гитлер изложил свою программу действий, после чего Крупп фон Болен сказал присутствующим «Деньги на стол». Вот они:Взносы фирм (выборочно) Сумма
Verein Fuer Bergbaulichen Interessen (Kitdorf) 600,000
Фарбениндустри «(Эдсел Форд, CE Митчелл, Уолтер Тигль, Пол Варбург) 400,000
Автомобильная выставка, Берлин (Reichsverbund С. В. Automobilindustrie дер) 100,000
AEG, немецкий General Electric (Джерард Своуп, Оуэн Янг, CH Малой, Артур Болдуин) 60,000
Demag 50,000
Osram GmbH (Оуэн Янг) 40,000
Telefunken Gesellsehaft ruer
drahtlose телеграфного 85,000
Accumulatoren-Fabrik AG
(Quandt от AEG) 25,000
ВСЕГО: 1,310,000

Индивидуальные взносы Гитлеру
с 23 февраля по 13 марта 1933 г.
Карл Герман 300,000
Директор Brikett — Industrie AG 200,000
Реж. Карл Ланге 50,000
Д-р Ф. Спрингорум 36,000
ВСЕГО : 586.000

Крупп фон Болен собрал в политический фонд нацистов Гитлеру свыше трех миллионов Reichmarks. Эти деньги «промывали» через счета в Дельбрюк Schickler банк, а затем передавали Рудольфу Гессу на избирательную компанию Гитлера в 1933 году. В эту сумму не вошли вклады, переведенные через Dresdner Bank на счет Treuhand (Национальному попечительству). Например, перевод IG Farben от 27 февраля 1933 года выглядит следующим образом:

ИГ. Фарбениндустри АКЦИЕНГЕЗЕЛЬШАФТ

Фирма: Schickler Дельбрюк & Co,

БЕРЛИН W.8 Mauerstrasse 63/65, Франкфурт (Основное) 20

Информируем вас при этом, что мы дали разрешение Dresdner Bank во Франкфурте-на М., платить вам завтра до полудня: RM 400000 котором вы будете использовать в пользу клиентов «Национальная Treuhand» (Национальный опеке). С уважением, И. Г. Фарбениндустри Aktiengesellschaft Приказом: (Подпись) SELCK Бангерт.

В целом, собранных средств оказалось более чем достаточно, чтобы получить власть. «Излишек» составил свыше 0,6 млн. марок. Наибольший вклад в становление Гитлера внес американский IG Farben. Его Совет директоров включает самые известные американские имена: Эдсел Б. Форд (Ford Motor Company); Митчелл (Федеральный резервный банк, Нью-Йорк); Уолтер Тигль (директор Федеральной резервной системы, Нью-Йорк); Standard Oil Company (Нью Джерси) и президента Франклин Д. Рузвельт (с Джоржия Банк Уорм Спрингс фонда).

ТОЛЬКО ЧАСТИЧКА ИЗЛОЖЕННЫХ ВЫШЕ ФАКТОВ УБЕДИТЕЛЬНО ДОКАЗЫВАЕТ, ЧТО ГЕРМАНСКИЙ ФАШИЗМ ЯВЛЯЕТСЯ ДЕТИЩЕМ ФИНАНСИСТОВ США, ИМЕЮЩИМИ ПРЕИМУЩЕСТВЕННО ЕВРЕЙСКОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ!!!

В заключение приведу малоизвестный факт. 4.02. 1936 года в Давосе был убит до того малоизвестный Вильгельм Густлофф, похорон которому был организован в Германии на государственном уровне. В следующем году — его имя было «увековечено» в названии самого крупного суперлайнера Германии. За какие же заслуги такие почести? В аллегорической форме ответ здесь очень простой: Он был «лоцманом», направляющим «подводные» финансовые потоки из Швейцарии в Германию!» Справка: судно «Вильгельм Густлофф» было потоплено подводной лодкой под командованием Маринеско. По человеческим жертвам — это самая крупная морская катастрофа за всю историю человечества.

Хребет В. В.

взято здесь

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только контролерам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- землян сейчас на форуме
- землянин вне форума
Все даты в формате GMT  5 час. Посещений сегодня: 2
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, проверка откл, правка нет